Вернуться к Историйкам

Вавилон с двух сторон, или Историйка о всемирном языке

20 Июня 2016

Эта историйка началась в середине позапрошлого века в Белостоке. С разницей в три года на соседних улицах родились два еврейских мальчика: Лейзер — в 1859 и Лео — в 1862. Трудно сказать, были ли они знакомы. Может быть и были, а может и нет: известно, что ходили они в разные школы, да и три года в детстве — целая жизнь. Были у мальчиков и другие причины, чтобы не общаться: Лейзер учился в хедере и воспитывался в глубоко религиозной семье, где говорили на идише; в семье Лео идиш был заменен на классический немецкий, еврейские традиции, включая религиозные, не практиковались, и сам Лео ходил в лютеранскую школу.

Белосток. Начало ХХ века Белосток. Начало ХХ века

В общем, мальчики были разными. Роднила их лишь тяга к языкам, да детское увлечение древним Вавилоном. Лео подростком написал сочинение о влиянии царства Хаммурапи на историю евреев, а Лейзер по мотивам мифа о Вавилонской башне сочинил трагедию в пяти актах. Собственно, мальчики и жили в Вавилоне! В Белостоке, как в большинствое городов и местечек черты оседлости, соседствовали люди многих национальностей. Только в отличие, скажем, от Минска соседство это трудно было назвать не то что дружественным, но и просто мирным.

Лейзер в старших классах гимназии с горечью напишет о том, что религии и многоязычие разделяют людей. Тогда же он заболеет мечтой об общем для всего человечества языке, придумает и начерно набросает его грамматику и начнет знакомить со своей теорией одноклассников. Лео будет бороться с Вавилоном по-своему: к тринадцати годам он успеет выучить с полдюжины иностранных языков и начнет зарабатывать на хлеб преподаванием и репетиторством.

Вавилонская башня, не дававшая покоя ни Лейзеру, ни Лео Вавилонская башня, не дававшая покоя ни Лейзеру, ни Лео

Пути мальчиков разойдутся (хотя, возможно, кроме места рождения, они никогда и не сходились). Лейзер, которого в Польше будут называть Людвиком, а в России Лазарем, станет врачом, и всю жизнь будет делить медицину с филологией. Лео тоже решит получить медицинское образование, но быстро поймет, что врачевание — не для него, уедет в Германию учиться на инженера, но и инженер из него не получится! Он увлечется толстовством, станет вегетарианцем и отправится в Белиз к меннонитам (вот как пересекаются Минские историйки сами с собой!). Меннониты и были толстовцами на западный лад. К восемнадцати годам он окажется в США, пройдя обычный путь эмигранта — поработав грузчиком, разносчиком, фермером и много кем еще, в конце концов станет профессором в лучшем американском университете...

Лео и Лейзер. ХХ век Лео и Лейзер. ХХ век

Пора раскрыть, кто же они, наши герои.

Первый имеет мировую известность и о нем не сложно догадаться. Фамилия Лейзера (Лазаря Марковича, Людвика Лазаря) — Заменгоф. Его еще называли Доктор Эсперанто — так он сам подписал первый свой труд о языке, который изобрел и которому, по мысли создателя, предстояло стать языком общечеловеческим. Эсперанто не заменил ни английского, ни китайского, но стал самым успешным искусственным языком за всю историю языкотворчества. Им и сегодня в разных странах пользуются около миллиона человек. Но что такое миллион человек в сравнении с населением нашей планеты! Эсперанто не оправдал надежд, которые возлагал на него Заменгоф: он не стал языком взаимопонимания — скорее экзотическим хобби, а ХХ век, который должен был стать веком эсперанто, оказался эпохой самых страшных войн, религиозных конфликтов и разгула терроризма.

Так называется наша историйка на эсперанто в гугловском переводе Так называется наша историйка на эсперанто в гугловском переводе

Догадаться о втором герое сложнее. В отличие от Заменгофа Лео Винер — таково было полное имя мальчика — известен куда меньшему числу людей. В двенадцать лет Лео дерзко заявит, что намерен выучить все языки мира, и через жизнь будет идти к своей цели. Попутно в начале ХХ века он составит первую антологию русской литературы на английском языке, еще через несколько лет переведет и издаст 24-томное сочинение Льва Толстого, станет первым профессором славистики в США...

Число языков, которыми он владел, будет расти из года в год и к концу жизни перевалит за тридцать. Как и в случае с эсперанто Земенгофа, для преодоления Вавилона этого будет явно не достаточно. И тогда Лео передаст эстафету своему сыну — Норберту.

Норберт Винер - создатель кибернетики Норберт Винер - создатель кибернетики

Норберт во многом с подачи отца станет математиком, займется искусственным интеллектом и теорией информационных процессов. Еще прежде, чем создать кибернетику, он сформулирует требования к вычислительной машине. Главным среди них будет использование в вычислительных устройствах вместо привычной десятичной более экономичной двоичной системы счисления. Вскоре так и произошло. Можно сказать, что с этого момента все буквы всех языков на земле заменили два символа — 0 и 1, а кибернетика соединила человечество в единый организм.

***

Но при чем здесь Минские историйки и наш Минск? — может спросить любознательный читатель.

Хотя бы при том, что учился Лео Винер в Минской мужской гимназии — здесь осваивал языки, здесь сформулировал причины разобщенности человечества, здесь 12-летним мальчиком впервые бросил вызов Вавилону.

Минская мужская гимназия, где в 1870-х годах учился Лео Винер Минская мужская гимназия, где в 1870-х годах учился Лео Винер

На мемориальной доске, висящей на стене бывшей гимназии, места для Лео Винера не нашлось. Как и в памяти минчан.

Зато Минск стал одним из мировых центров программирования: есть шанс, что отныне история Лео Винера останется, как минимум, в памяти компьютеров. А еще хочется верить, что именно минские программисты сделают следующий шаг к преодолению Вавилона.

Мемориальная доска на стене Минской мужской гимназии. Винера там нем Мемориальная доска на стене Минской мужской гимназии. Винера там нем

Комментарии
Натяжной потолок
2016-11-26 13:10
Великолепная статья
Ответить
Натяжной потолок
2016-11-26 13:10
Побольше мы таких!
Ответить
Последние историйки
"И какой он немец – он минчанин", или Пять историй из...
Иван Караичев 1 Меня зовут Альберт Риттер. Это сейчас у вас шоколадки, н...
Загадочный памятник, или Историйка о том, как великий комбинато...
И осиновый кол есть вид памятника Дон Аминадо Мы ленивы и нелюбопытны ...
Повар Данилов, или История одной фотографии
До сих пор я старался избегать рассказов о людях. О зданиях писать проще — не так страшно ...
Письма из Ямы, или Последний день гетто
. Фотографии, которые вы видите, сделаны ровно четыре года назад, в 70-ю годовщину уничто...
Прогулка с неизвестным зверем, или Сказка о великом художнике, ...
Варе Володиной, которая помогала мне вопросами и участием Минск — сказочный город. Не ...
Миру Минск, или История о человеке, который спас памятник
Мало было установить Черный обелиск в память об убитых врагами (история памятника здесь), ...
Минский календарь. Март 2017
[caption id="attachment_8214" align="aligncenter" width="600"] Игорь Римашевский. Март[/ca...
Минский календарь. Февраль 2017
В городских легендах разные объекты и персонажи повторяются по многу раз. Вот взять, к при...
Минский календарь. Январь 2017
«КОГДА-ТО В МИНСКЕ ВОДИЛИСЬ ДРАКОНЫ...» Этой фразой начинался «Минский календарь» на 2012...
Воскрешение Лазаря, или Историйка о джинне из черты оседлости
—Чтой-то тут дело не чисто. Уж не собираетесь ли вы стать моим биографом? Предупрежда...
Шифровка из Подмосковья, или Историйка о писательском отдыхе
Солнечным весенним утром 1936 года к расположенному на Советской улице Союзу писателе...
Смерть в Минске, или Историйка о плите из первого храма
Минску, как никакому другому городу, подходит образ птицы феникс: множество раз был сожжен...
Вавилон с двух сторон, или Историйка о всемирном языке
Эта историйка началась в середине позапрошлого века в Белостоке. С ...
Неизвестный шедевр, или Историйка о враче, который хотел стать ...
34 года назад, 13 марта 1982 года, в США была начата публикация одного из самых загадочных...
Тайна старых часов, или Семейная историйка
Посвящается моему дедушке Евелю Абрамовичу Игудесману и моему товарищу и&nb...
Купальские красавицы-2, или Эротическая историйка о минских экс...
«Эти добрые люди... ничему не учились и все перепутали, что я говорил.» Михаил Булгаков...
Любовь под знаком Сиона, или Историйка о первой партии, первом ...
Неправда, что советская власть не любила евреев — еще как любила! Но стр...
Проклятие Рычащего Льва, или Историйка о минских наводнениях
В предпоследнюю пятницу марта 1888 года уровень воды в Свислочи начал поднима...
“Кукушечка”, или Очень детская историйка
Первый раз с «кукушечкой» я встретился еще до школы. Именно так, ласково, моя бабушка назы...
Братское кладбище, или Орнитологическая историйка
<p style="padding-left: 30px; text-align: right;"><span class="st&...