Вернуться к Историйкам

Робкий Командор, или Историйка времен перестройки

13 Апреля 2012

Перестройка, начавшаяся во второй половине 80-х годов, была удивительным, ни на что не похожим временем. Кто был ничем, в один момент становился кооператором. Другие же, наоборот, ложились спать всевластными начальниками, а просыпались обычными пенсионерами. Но не только с людьми происходили подобные чудеса перевоплощения. Не в меньшей мере перестройка коснулась и памятников. И в первую очередь, памятников коммунистическим вождям. В Москве их попросили с улиц и перенесли в Парк искусств «Музеон». В Минске, как всегда, действовали не с наскока, а по-партизански.

 Стриптиз дедушки Калинина

Напротив входа в Ботанический сад стоит памятник. В длинной то ли шинели, то ли пальто, со скрещенными за спиной руками он напоминает пушкинского Командора.

Но это ночью.

Днем на постаменте стоит добрейший пенсионер с бородкой клинышком и взглядом, устремленным в дебри Ботанического сада. В солнечных лучах это никакой не истукан. Это — всероссийский староста, дедушка Калинин. У него простое и одновременно хитроватое лицо.

При жизни дедушка не отличался ни умом, ни характером: пока он председательствовал в Верховном Совете СССР, его жена сидела в сталинских лагерях. Сам же он на досуге увлекался балетом и немало времени проводил с танцовщицами Большого театра.

Впрочем, памятник ему поставили не за это. Руководитель государства бывал в Минске на партийных съездах, а однажды, в сентябре 1933 года, даже выступил на слете конюхов-ударников.

[quote]Наше колхозное строительство вступило на ноги. Твердо вступило на ноги! — с оптимизмом говорил он.[/quote]

По стране только что прошел страшный голод, унесший жизни семи миллионов человек. Михаил Иванович приезжал успокаивать крестьян.

Вот об этих событиях и должен был напоминать каменный человек на постаменте. Но напоминает он совсем о другом.

К 90-м годам у памятника Калинину сложились неформальные отношения с минчанами. Такими отношениями не мог похвастаться никакой другой минский монумент. За первые пять лет перестройки жители столицы трижды догола раздевали всероссийского старосту.

Метр за метром исчезали красные гранитные плиты с окружающего площадь невысокого ограждения. Затем оголялись подступы к постаменту, потом сам постамент. В результате, старый большевик вынужден был стоять под ледяными ветрами на неровном холодном бетоне. Это было неприятно. Это походило на концлагерь и напоминало о жене.

Минчане, конечно же, ничего такого не имели в виду: умыкание гранитных плит не было ни местью, ни политической акцией, а банальным воровством. Рассказывают, что в те времена рабочие предлагали хозяевам во множестве строившихся вокруг Минска особняков подозрительно похожие куски красного камня по тридцать долларов за штуку.

Да что плиты! В ту романтическую эпоху срезали медные кабели в больницах, крали и перепродавали архивные документы, уводили со станций грузовые составы... В газетах писали о том, что за ночь исчезли десятки только что установленных унитазов из еще не запущенного здания нового кожзавода в Гатово!

Воровала вся страна — от мала до велика. Дошло до того, что за кражу ящика гвоздей сняли председателя Верховного Совета! Наш "республиканский староста", как злорадствовали в желтой прессе, тоже оказался любителем легкой наживы.

После этого случая с «любительщиной» было покончено: к власти пришли профессионалы. Они вознесли дедушку Калинина на пошатнувшийся было пьедестал, привели памятник в порядок, и взгляд старого большевика  благодарно засветился. Словно опять, как в счастливые 30-е годы, его со всех сторон окружили замечательные конюхи-ударники.

Комментарии
Последние историйки
"И какой он немец – он минчанин", или Пять историй из...
Иван Караичев 1 Меня зовут Альберт Риттер. Это сейчас у вас шоколадки, н...
Загадочный памятник, или Историйка о том, как великий комбинато...
И осиновый кол есть вид памятника Дон Аминадо Мы ленивы и нелюбопытны ...
Повар Данилов, или История одной фотографии
До сих пор я старался избегать рассказов о людях. О зданиях писать проще — не так страшно ...
Письма из Ямы, или Последний день гетто
. Фотографии, которые вы видите, сделаны ровно четыре года назад, в 70-ю годовщину уничто...
Прогулка с неизвестным зверем, или Сказка о великом художнике, ...
Варе Володиной, которая помогала мне вопросами и участием Минск — сказочный город. Не ...
Миру Минск, или История о человеке, который спас памятник
Мало было установить Черный обелиск в память об убитых врагами (история памятника здесь), ...
Минский календарь. Март 2017
[caption id="attachment_8214" align="aligncenter" width="600"] Игорь Римашевский. Март[/ca...
Минский календарь. Февраль 2017
В городских легендах разные объекты и персонажи повторяются по многу раз. Вот взять, к при...
Минский календарь. Январь 2017
«КОГДА-ТО В МИНСКЕ ВОДИЛИСЬ ДРАКОНЫ...» Этой фразой начинался «Минский календарь» на 2012...
Воскрешение Лазаря, или Историйка о джинне из черты оседлости
—Чтой-то тут дело не чисто. Уж не собираетесь ли вы стать моим биографом? Предупрежда...
Шифровка из Подмосковья, или Историйка о писательском отдыхе
Солнечным весенним утром 1936 года к расположенному на Советской улице Союзу писателе...
Смерть в Минске, или Историйка о плите из первого храма
Минску, как никакому другому городу, подходит образ птицы феникс: множество раз был сожжен...
Вавилон с двух сторон, или Историйка о всемирном языке
Эта историйка началась в середине позапрошлого века в Белостоке. С ...
Неизвестный шедевр, или Историйка о враче, который хотел стать ...
34 года назад, 13 марта 1982 года, в США была начата публикация одного из самых загадочных...
Тайна старых часов, или Семейная историйка
Посвящается моему дедушке Евелю Абрамовичу Игудесману и моему товарищу и&nb...
Купальские красавицы-2, или Эротическая историйка о минских экс...
«Эти добрые люди... ничему не учились и все перепутали, что я говорил.» Михаил Булгаков...
Любовь под знаком Сиона, или Историйка о первой партии, первом ...
Неправда, что советская власть не любила евреев — еще как любила! Но стр...
Проклятие Рычащего Льва, или Историйка о минских наводнениях
В предпоследнюю пятницу марта 1888 года уровень воды в Свислочи начал поднима...
“Кукушечка”, или Очень детская историйка
Первый раз с «кукушечкой» я встретился еще до школы. Именно так, ласково, моя бабушка назы...
Братское кладбище, или Орнитологическая историйка
<p style="padding-left: 30px; text-align: right;"><span class="st&...