Город, удобный для жизни — это как?

В рамках первого Минского фестиваля урбанистики архитектор Яна Голубева (СПб) в своей лекции рассказала о концепции Livability — города, удобного с точки зрения градостроителя. Как возникло это понятие, что в него входит, как менялась концепция и что нужно изменить в существующей городской среде, чтобы наши города стали еще более комфортными для горожан.

Яна Голубева – архитектор-урбанист, координатор проектов MLA+, куратор магистерской программы «Дизайн городских экосистем» ИТМО, Санкт-Петербург

Яна Голубева – архитектор-урбанист, координатор проектов MLA+, куратор магистерской программы «Дизайн городских экосистем» ИТМО, Санкт-Петербург

 

Концепция города, удобного для градостроения, возникла примерно 150 лет назад — именно тогда, со второй половины XIX века начали интенсивно развиваться промышленные города Европы и России, и застройку начали вести с учетом расположения производственных предприятий.

В то время главенствовала идеология производства, города виделись как своеобразные машины, где все структурировано и четко. Жилая зона, производственная зона, зеленая зона. В этой идеологии города развивались достаточно долго. И основная масса городской среды была произведена именно в этой идеологии — вплоть до 70-х годов XX века.

 
 

Яркий пример тогдашней реализации этой концепции — это Волгоград.

Volgograd

Однако в середине 60-х годов настроения поменялись. Люди полетели в космос, поняли, что Земля маленькая и хрупкая, и идеология борьбы с природой, которая главенствовала до этого, уступила место другой. В 1972 году вышел известный доклад Римскому клубу о пределах экстенсивного роста: надо было подумать о том, что пора беречь планету.

Limit_of_growth

Человек побывал на Луне, но он до сих пор не может перейти соседнюю улицу…

В городах стремление к технологическому прогрессу вылилось в технократизм, чрезмерное развитие инфраструктуры в ущерб общественной жизни и межличностных связей.

При этом население городов оказалось не вполне готовым к такому расширению инфраструктуры, возникали различные протесты. Например, Джейн Джекобс, которая в 70-х годах выступала против строительства автомобильных производств на месте сносимых жилых кварталов в Нью-Йорке.

Надо отметить, что в 70-х годах в Америке прошло много протестов против модернистского строительства, которое в то время было актуально. Так, когда в Сан-Франциско были представлены планы реорганизации города в сторону большего количества личного автотранспорта, повышения скорости движения по городу, это вызвало массовые протесты и отказ от реализации.

Начался этап пересмотра ценностей городского развития. Ярчайшим примером изменения градостроительной концепции стал снос комплекса социального жилья в Сент-Луисе (штат Миссури). Комплекс Пруитт-Айгоу был построен в 1955 году, состоял из 33 одиннадцатиэтажных зданий, где поселились более 12 тысяч жителей. Был полностью снесен в 1972-74 годах.

Жилой комплекс Пруитт-Айгоу в Сент-Луисе (США, штат Миссури)

Жилой комплекс Пруитт-Айгоу в Сент-Луисе (США, штат Миссури)

Не прошло и 20 лет, как дома пришлось снести - это оказалось дешевле, чем восстанавливать  комплекс заново

Не прошло и 20 лет, как дома пришлось снести — это оказалось дешевле, чем восстанавливать комплекс заново

Вот тогда понятие Livability наполнилось новым смыслом. Если раньше в оценке развития города были в основном заложены промышленные параметры: если город успешно работает, производит много продукции — значит, это успешный город. То в 70-х годах пришло другое отношение к городу: хороший город — это такой, в котором хорошо жить. И возник вопрос: по каким критериям оценивать, хорошо ли жить в городе?

Эта дискуссия началась более 40 лет назад и продолжается до сих пор.

На сегодняшний день существуют два наиболее широко признанных рейтинга качества жизни — рейтинг международной консалтинговой компании в сфере человеческих ресурсов Mercer, а также рейтинг журнала The Economist.

Из чего состоит Livability? По версии журнала, 25% в рейтинге определяется категорией стабильности (низкий уровень криминала), 25% — медицинское обслуживание, 25% — культура и общая городская среда, 10% — образование, 20% — инфраструктура.

Получается, архитекторы-проектировщики влияют на качество жизни только на 20%!

В России создали свой подход к измерению удобства жизни. Институт «Урбаника» сравнивает разницу качества городской среды и стоимости жизни.

В глобальном мире города должны создавать хорошие условия жизни, чтобы привлечь интересных людей и хороших специалистов.

Если мы говорим, что город — это место, в котором человеку хорошо жить, то сначала давайте определимся в потребностях человека.

По пирамиде Маслоу, если удовлетворены базовые потребности, то человек может двигаться дальше. Как мы можем перенести эту схему на город? В хорошем городе для жизни должны быть удовлетворены все физиологические потребности: в воде, еде и месте для проживания. Основная часть мира находится на уровне удовлетворения именно этих, базовых потребностей.

Что касается Минска, то в настоящее время с точки зрения базовых потребностей он выглядит вполне благополучным. Обеспечение жильем — 22 квадратных метра на человека. Это даже больше, чем в Москве! Но пока заметно меньше, чем в Европе — там обеспеченность жильем составляет в среднем 35 квадратных метров на человека.

Обеспеченность в воде и пище, уровень безопасности и медицинское обслуживание — по всем этим показателям наш город вполне удобен для жизни.

Следующий уровень — принадлежность. Как экстраполировать на уровень города то, что людям нужны любовь, дружба и общение? Архитекторы могут проектировать места, где люди могут встречаться, общаться и заниматься каким-либо делом.

Четвертый уровень — потребность в признании. В городах, которые считают себя удобными для жизни, человек должен иметь возможность проявить себя. В том числе это реализуется различными социальными проектами и возможности принять участие в общественной жизни. Например, в Германии люди вместе сажают деревья.

Creativejpg

Последний уровень — потребность в самовыражении. Яна Голубева рассказала об одной встрече, где один из участников дискуссии, художник, так сформулировал свое ощущение в этом плане: «Самое прекрасное в Эйндховене в том, что я могу формировать его будущее».

К этому надо стремиться. Я думаю, что благоприятный для жизни тот город, где каждый человек может влиять на его развитие, — считает Яна Голубева.

Продолжение темы скоро будет. Следите за новостями нашего блога!

Благодарим за материалы: первый Минский фестиваль урбанистики, urbanist.by, лично Яну Голубеву.
Фото: urbanist.by

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags: , , , ,

avatar

Ольга Крутякова

Корпоративный блогер


Оставьте комментарий

Connect with Facebook