Представляем сотрудника: Елена Акулич. Про жизнь и музыку

Продолжаем рассказывать в блоге об уникальных людях, которые работают с нами в «ТВОЕЙ СТОЛИЦЕ». Сегодня мы с гордостью представляем нашего руководителя отдела загородной недвижимости — Елену Акулич. До того, как прийти на работу в наше агентство, Елена пятнадцать лет была профессиональной солисткой хора!

Недвижимость — это совсем иная сфера деятельности. Но знаете, творческая натура Елены проявляется и здесь — с новых и совершенно необычных сторон. Я думаю, что особая любовь к красоте, которая присуща Лене, сделала ее ведущим агентом по загородной недвижимости. Дело в том, что работа с загородными домами требует частых выездов на природу, и Елене это всегда нравилось. Самым волшебным образом у нее получалось с такой любовью рассказать о каждом загородном объекте, что и клиенты, и мы слушали Лену просто «открыв рот».

Так что когда встал вопрос о том, что загородную недвижимость пора выделять в особый отдел, ни у кого даже сомнений не возникло, кто должен его возглавить. Это могла быть только Елена Акулич!

Жалко, что ее чудесное пение нам удается услышать только во время праздников, когда мы проводим наши «капустники». Правда, в последнее время ходят разговоры о том, чтобы поставить в офисе пианино и организовать первый хор риэлтеров! Было бы здорово, но пускай Елена сама расскажет подробнее: о себе, об искусстве и о пении.

О судьбе и опоре на диафрагму

Я всегда считала, что к вокалу пришла случайно, по стечению обстоятельств. Но, оглядываясь назад и рассматривая старые фотографии, вижу себя везде с открытым ртом. Оказывается, пение, как бы я ни «увиливала», было предназначено мне судьбой.

О чем мечтало большинство девочек моего поколения? Быть балериной, гимнасткой, или просто красавицей. А я грезила лошадьми и путешествиями. И, прислушиваясь к прорезающимся маминым интонациям своего взрослеющего голоса, была в восторге от того, что в точности могу повторить её знаменитый «дворовой» распев: «Ле-е-е-на-а-а, Алё-ё-ё-нка-а-а-!» Это и было моими первыми вокальными «перлами». Не смотря на то, что получалось очень громко, родители решили, что у дочки «слабое горло» и от занятий по хоровому пению в музыкальной школе меня освободили...

У певцов есть профессиональный «подкол»: «Молодец, хорошо спел — громко!» Это значит, что артист пел из рук вон плохо, без оттенков, просто занимался самолюбованием. В сольном пении ценится не сила звучания голоса и ширина диапазона, а умение филигранно исполнять все оттенки и штрихи партии. Для этого необходимо в совершенстве владеть техникой пения.

Начинать музыкальную карьеру я не собиралась. Меня влекли профессия картографа и геофак БГУ. Судьба преподнесла сюрприз — спортивную травму. За ней последовал семейный совет и выбор спокойной жизни учителя музыки. Было решено поступать на «музпед» . Специально для скорой помощи по постановке голоса из Ленинграда приехала моя бабушка, и я впервые познала тяжелый певческий труд.

Ш. Гуно «Под твою милость». Исполяняет Елена Акулич:
[audio: Aculich-2.mp3]

Интересный факт : вокалист во время пения «сжигает» столько же калорий, сколько шахтер в забое. Недаром государство установило особенный рабочий режим для певцов: не более четырех академических часов с 15-ти минутным перерывом.

Правильный певческий звук формируется только при условии точной работы дыхательного аппарата с подключением всех необходимых резонаторов. Чистая механика. В начале обучения для певцов этот алгоритм действия выглядит так: вдох — задержка дыхания — атака, то есть смыкание связок — голосоведение.

Втягивать воздух нужно только нижними ребрами, что в принципе противоречит женской физиологии. Чем выше или тише звук, тем крепче должна быть опора на диафрагму. Отсюда возникло жаргонное выражение «ставить ноты», то есть чисто технически, физиологически отрабатывать те или иные звуки, осваивая диапазон.

Получается, что во время пения артист постоянно задерживает дыхание и работает брюшными и спинными мышцами. Это физически тяжело. Поэтому и возник сарказм замученных репетицией артистов: «С детства ненавижу музыку, особенно хоровую!»

 Эйфория. Экстаз. Драйв

Поскольку в институт я поступила «тренированной» и пение давалось мне легко, я тут же увлеклась игрой на новом инструменте — домре. Научившись извлекать приличные звуки из четырех струн, я прошла в оркестр народных инструментов, где меня ожидало новое творческое испытание — эйфория от звучания. Так я «распробовала» музыку…

С. Баневич «На тихой дудочке любви». Исполняет Елена Акулич
[audio: Aculich-3.mp3]

Сколько бы ни выступал артист, перед любым концертом он всегда волнуется. Это не страх забыть ноты или перепутать текст. Это состояние сродни вибрации самолета перед взлетом: обороты набраны, мотор ревет, секунда — и пошло стремительное движение вперед — взлет, невесомость! Когда со мной это произошло впервые — я испытала потрясение. В первое мгновение после взмаха палочки дирижера, услышав концертное исполнение произведения, я просто потеряла способность двигаться. Это очень сильное чувство. Творческий экстаз. Драйв!

Профессия накладывает отпечаток на всю последующую жизнь человека. На первом занятии по гармонии наш преподаватель пророчески произнес «Я хочу, чтобы музыка перепахала вас!». Она-таки меня перепахала!

И сейчас многие навыки и умения хоровика, полученные в «прежней жизни», помогают стойко переносить все тяготы и сложности моей уже немузыкальной службы. Когда я пришла работать в «ТВОЮ СТОЛИЦУ», удивлялась — отчего агенты перед договором волнуются. Решил человек квартиру купить — значит купит. И точка. Только теперь, с течением времени я познала и это волнение. Но все же чувство полета, возникающее при хорошей работе — ведь это также творчество! — осталось. Только дается оно мне гораздо тяжелее…

Одно из основных качеств любого артиста — апломб. Апломб — это умение «держать спину» при любых обстоятельствах. Этот стержень, воспитываемый еще с музыкальной школы, помогает собраться «в пучок» для полной отдачи. Как бы тебе ни было плохо, где бы ни давило — «после третьего звонка» надо сиять как надраенный пятак. Это постоянное состояние полной боевой готовности очень помогает в работе менеджера: нужно знать и подавать материал не на 100, а на 150 процентов. До «зрителя дойдет» все равно только 80.

Когда я впервые наблюдала из-за кулис за выступлением солистов-эстрадников, то была поражена их утрированными, почти гротесковыми движениями. Но из зрительного зала все смотрится как надо — сцена сглаживает излишки.

На концерте может произойти что угодно: внезапный шум, неполадки с оборудованием, непредвиденная реакция слушателей. Но исполнитель никогда не уйдет со сцены «на полуслове». Так и в работе агента. В этой работе очень много общего с выступлением артиста перед сложным залом.

Риэлтер-хоровик

Любой хоровик зависит от своего коллектива. И от дирижера. Это та «путеводная «звезда» за которой идет артист зачастую не только в творческой жизни.

Дирижер слышит весь коллектив в целом и каждого исполнителя в отдельности. Во время пения он обращается ко всему коллективу при помощи жестов, регулирующих штрих, темп, динамику, вступление отдельных партий, но может при необходимости откорректировать звучание каждого голоса. Показать, например: «прибавь», «убери», «подтяни». Цель этих всех манипуляций — добиться максимально чистого исполнения с учетом всех нюансов, которые хотел передать композитор.

Причем в профессиональном коллективе речь о фальшивом пении вообще идти не может. Может наблюдаться тенденция к завышению или занижению отдельных партий или изменение общего строя. Это зависит от многих факторов — времени суток, акустики, температурного режима, физического состояния певцов. Даже «не впетая» партитура должна звучать интонационно чисто. И сложнее всего тем артистам, у которых слух абсолютный, они всегда поют в тональности.

И если хор вдруг «повело» в ту или иную сторону, «абсолютник» может «торчать» и портить общий строй. В этой связи — очередная хоровая шутка: «У меня абсолютный слух — я АБСОЛЮТНО НИЧЕГО НЕ СЛЫШУ!»

В любом случае самое важное — это унисон, совместное слаженное звучание. Поэтому пение в хоре — это совместный процесс, или как теперь модно выражаться — «командная работа». Эта круговая порука — залог отличного результата. Отсюда у меня профессиональное, почти патологическое желание «собрать всех в кучу» и «достучаться до каждого», которое и сейчас так сильно влияет на мою работу.

15 лет я занималась пением. В трудовой книжке так и написано: «Артистка хора». Участвовала более чем в тысячи выступлениях. Исполнила более десяти сольных партий. Самый необычный концерт — под землей, в шахте под Дрезденом на глубине 100 метров. Самый запоминающийся — «Иван Грозный» с камерным хором Минина и оркестром Федосеева...

Музыка, которая никогда не заканчивается

Роль артиста хора, в основном, просветительская. Кроме немногочисленных «парадных» концертов и фестивалей — выступления в школах, домах культуры, учебных заведениях. Это — жизнь в пути. В любую погоду. В любое время суток. В любом транспорте.

Уже знаешь, в каком автобусе, из какой дырки дует сильнее и чем эту дырку заткнуть, чтобы за час не выдуло. Конечно, мерзли часто. И в пути, и в гостиницах, и на «площадках». Для певцов хора существует минимальная температура помещений, при которой петь разрешается : 13 градусов. В идеале: видишь, что пар изо рта валит, выпустил инспектора хора в зал с градусником — и домой. «Галочка» ставится и зарплата «капает». Но у нас никогда такого не было.

Представляете — в зале дети в шубах, шапках и рукавицах, на них повернуты электрообогреватели. Они сидят, затаив дыхание — из Филармонии артисты приехали, из самого Минска! Кашлянуть боятся!.. Мы даже программу не сокращали! Поэтому для нас качество женских концертных платьев оценивалось не по красоте фасона, а по количеству теплых вещей — включая трико и свитера, которые под них можно было впихнуть.

Исполняет Елена Акулич:
[audio: Aculich-1.mp3]

Вечная кочевая жизнь учит артиста мгновенно приспосабливаться к любым «полевым» условиям и не бояться «грязной» работы. Доводилось и окна заклеивать в гостинице, и автобус из колеи выкапывать. Еще настоящий, «стреляный», артист хора чихать в «себя», распеваться без звука, спать в любом положении и во время концерта снимать, незаметно для зрителей, тесную концертную обувь…

Кстати, с распространенной байкой про «боевые сто грамм для сугреву» можно поспорить. Голос — инструмент капризный. Может элементарно из-под контроля выйти в самый неподходящий момент. Под воздействием даже незначительной дозы алкоголя организм начинает жить «своей жизнью». В связи с этим еще один принцип: пока работа не закончена желательно не расслабляться.

Моя нынешняя жизнь все также музыкальна. В работе — сплошной драйв. Мои коллеги — творческие, небезразличные люди. Наша команда верит своим «дирижерам»… И это все будет всегда оставаться со мной!

Низко кланяюсь всем учителям, наставникам и преподавателям, которые научили меня так серьезно «парить в облаках». Именно благодаря им, я продолжаю ждать от жизни новых чудес и неожиданных поворотов…

…Например, я уже придумала, где у нас в офисе «ТВОЕЙ СТОЛИЦЫ» можно поставить пианино!

Биографическая справка

— С 1979 по 1983 годы Елена Владимировна Акулич училась в МГПИ им. А.М. Горького, на музыкально-педагогическом факультете

— С 1986 по 1989 принимала участие в работе ансамбля солистов «Камерата»

— С 1989 по 2000 работала в камерном хоре «Кантус»

— В 2000-2003 годах была солистом Государственного камерного хора Республики Беларусь

С 2003 года Елена Владимировна работает в «ТВОЕЙ СТОЛИЦЕ»

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

avatar

Светлана Куделко

Заместитель директора по продажам на вторичном рынке жилья «ТВОЯ СТОЛИЦА • АГЕНТСТВО НЕДВИЖИМОСТИ»


Оставьте комментарий

Connect with Facebook