Тема | Историйки RSS

Высокая музыка, или Историйка о первом небоскребе

За минувшие сорок лет мы сильно изменились. Наши представлениям о красоте, морали и лучшей жизни тоже. Давно уже небоскребы не символизируют ни свободу, ни светлое будущее. Наоборот, сегодня минчане с тоской смотрят в 1970-е годы. В те, надо сказать, не самые лучшие времена чиновники уважали городской генплан и еще не додумались до термина «точечная застройка».

Читать далее3 комментария

Прогулка шестая: мечта о мечети

К середине 1960-х годов в Минске не осталось ничего, что бы напоминало о татарах: ни мечети, ни огородов, ни даже названий. Татары в городе были, а следы их многовековой жизни исчезли. И осталась у минских татар мечта о мечети.

Читать далее5 комментариев

Прогулка пятая: по Советской, по Проспекту…

Нам осталось пройти совсем немного. Вон невдалеке виднеется первая минская электростанция. Из ее труб идет дым, по ее проводам бежит ток… Этот дым будет идти всегда, и ток будет всегда бежать. И сентябрьская липа всегда будет ронять листву на мостовую, при этом ветви ее никогда не станут голыми. Так устроена память: сколько бы ни разрушали то, что нам дорого, оно остается нерушимым и днями и ночами будет светить нам негасимым своим светом. Даже если электростанция разрушена. Без нее!

Читать далееКомментировать

Прогулка четвертая: от Холодной синагоги к университету марксизма-ленинизма

От площади Свободы к Немиге шла улица Школьная. Имя ей, скорее всего, дал четырехклассный хедер — начальная еврейская школа, находившаяся внизу, у самой Немиги. Хедер стоял возле Холодной синагоги — самого древнего здания Минска. Его снесли первым, ее — следом…

Читать далее4 комментария

Таинственные знаки, или Историйка о нехорошем доме

После так называемой хрущевской оттепели в Белоруссии оказалось неожиданно много масонов. Внешне они ничем не отличались от остальных людей, но сами-то узнавали друг друга безошибочно. А узнав, начинали совместно творить свои паскудные дела. Собственно, и сегодня мало что изменилось, только некому дать им по рукам. А тогда был такой человек…

Читать далее13 комментариев

Прогулка третья: по Верхнему городу

Любимым местом наших с Абрамом Кролем прогулок был Верхний город: Музыкальный переулок, Дом масонов, усадьба Ваньковичей, улицы Бакунина и Герцена… Память хранит десятки зданий, которых не стало — одних давно, других совсем недавно.

Читать далее4 комментария

Плац Наполеона, или Историйка о наивном полковнике

15 августа 1812 года французский говор в Минске звучал слышнее, чем в любой другой день того далекого французского лета. На площади напротив дома губернатора, казалось, даже воробьи щебетали на галльском наречии.

Читать далее1 комментарий

Прогулка вторая. На Комаровке

Продолжаем прогулки по городу с Анатолием Александровичем Наливаевым. Во времени, в пространстве, по памяти… И не выходя из дома.

Читать далее1 комментарий

Прогулка первая. Город в картинах

14-летним мальчиком, сразу после войны, он пришел во Дворец пионеров в студию к Сергею Петровичу Каткову, и гениальный учитель, обнаружив у ученика феноменальную зрительную память, немедленно нашел ей применение. Толя Наливаев, как заправский разведчик, отправлялся в назначенное учителем минский угол, вглядывался и запоминал пейзажи своего разрушенного города…

Читать далее6 комментариев

Романс в камне, или Историйка о непостоянном постаменте

Спришены имели отношение практически ко всем значимым сооружениям города первой половины ХХ века: памятники Ленину и Сталину, Черный обелиск на Яме, камень-памятник Пулихову монумент Опанскому, мемориальные доски на Доме-музее I съезда РСДРП и на памятнике-танке — все это Спришены. И декоративные элементы здания ЦК, Дома правительства, Академии наук, Оперного театра…

Читать далее12 комментариев

Post-Production, или Минские марки художника Стельмашонка

Всем известно, что художник Сергей Стельмашонок рисует исключительно котов. В этом своем пристрастии он столь же постоянен, как художник Ренуар, изображающий обнаженных женщин в красивом теле, или художник Айвазовский, который никак не может оторвать кисть от бушующих морских просторов.

Читать далееКомментировать

Кричащие плиты, или Историйка о минском Геродоте

Йехиэль Гальперин был известен еще и как автор фундаментального труда по реинкарнации — то есть, переселению душ. Что уж он там наколдовал, минчане не знают, но и до сих пор северные ворота стадиона «Динамо» — как раз те, за которыми находился злополучный склеп, считаются несчастливыми. Оно и понятно. Вряд ли лишенный последнего приюта дух ученого был поклонником футбола.

Читать далее13 комментариев

Историйка о том, как у нас украли туалет — без всяких «или»

Вам это ничего не напоминает?
«… Устав от неудач, купец решил отомстить: он выстроил рядом с ее домом гальюн, как две капли воды напоминавший загородную виллу баронессы. Баронесса вынуждена была сменить жилье. Но купец со своим туалетом достал ее и там.»

Читать далееКомментировать

Лошадиная фамилия, или Историйка о сокровищах последнего русского царя

В странах, где прошлое почитают такой же, если не большей ценностью, чем настоящее, могилы Кобылинских наверняка дошли бы до наших дней. Они стояли бы рядами, друг за другом, увенчанные изящными памятниками, призванными символизировать красиво прожитую жизнь на благо сограждан. Здесь, на кладбище, можно было бы наблюдать эволюцию рода — бродить между могилами, читая надписи о свершениях предков и потомков.

Читать далее5 комментариев

Привет из Венесуэлы!

В Венесуэле в компании «Белзарубежстрой» работают сотни белорусских строителей — судя по всему, красавицы и красавцы. Вот они -то коллективно и читают «Минские историйки» — прежде в блоге,
теперь в книге.

Читать далее1 комментарий

Сонка – член горсовета, или Футуристическая историйка

Первая в мире артистка-футуристка выходила на сцену, наугад открывала сборник стихов и читала поклонникам поэзии первое попавшееся на глаза стихотворение. Публика рукоплескала — не столько стихам, сколько ослепительно красивой исполнительнице.

Читать далее3 комментария

Энеке-бэнеке, или Историйка о конце света

Это была история семьи, записанная с первой четверти XVIII века. Начинался рассказ в Польше, неподалеку от Лодзи и напоминал строки из Евангелия от Матфея «Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков родил Иуду и братьев его…» Имена сменяли одно другое, дальше следовали записи об урожае, денежные расчеты, потом опять имена.

Читать далее18 комментариев

Миру — Минск!

Как и Минск, Салоники после войны отстраивались и заселялись преимущественно сельским населением, захватившим местные обычаи и привычки с собой. Мэр города Салоники Яннис Бутарис (с серьгой в ухе и с рюкзачком за спиной, несмотря на почтенный возраст) — коренной житель, потомственный винодел, прогрессивный и открытый новому политик, многие годы практически тянет сопротивляющихся жителей «к высокому», но, как в сердцах у него однажды вырвалось: «если бы было можно, они бы и коз с собой в городские квартиры взяли», ну, или что-то в этом духе. Ничего не напоминает?

Читать далееКомментировать

Кафе «У Наума», или Историйка о славе и забвении

Литературная жизнь «в кафе» у Кислика была куда более живой, чем по соседству в Доме литератора. В компании по этому поводу шутили: мол, место для писательского дома выбрали не просто так, а «наўмысна» — рядом с Наумом!

Читать далее14 комментариев

Все люди в мире — минчане

В минувшую среду, 14 мая свершилось долгожданное — Михаил Володин презентовал свою книгу «Наш старый добрый Вавилон. Прогулка по городу в Минских историйках». Более трех лет минские историйки выходили в нашем блоге, и вот, наконец, обрели новую жизнь — под твердой обложкой.

Читать далее1 комментарий