Проклятие Рычащего Льва, или Историйка о минских наводнениях

В предпоследнюю пятницу марта 1888 года уровень воды в Свислочи начал подниматься. Храмовые колокола забили набат. Женщины бросились складывать вещи. Мужчины брали что потяжелее, дети — что полегче, вместе носили вверх по соседям аж к усадьбе Ваньковича, а отнеся немедленно шли за новой поклажей. Всем еще слишком хорошо помнилось, как куролесила Свислочь за пару лет до этого.

Наводнения в Минске

Наводнения в Минске

К вечеру вода, сдерживаемая Плебанской плотиной, перебралась через невысокие береговые ограждения и пошла атакой на город. Она по-хозяйски входила в подвалы, осматривала первые этажи, тянулась к чердакам, так что люди, не успевшие уйти от паводка, вылезали на крыши и ждали «пожарных лодок» — тогдашнего МЧС. Хуже всего обстояли дела в районе Холодной синагоги: поднявшиеся воды Свислочи остановили течение Немиги, и две реки, столкнувшись, рухнули на постройки одного из самых старых минских районов, неся анархию и разруху.

Через два дня вода пошла на убыль. Город принялся приводить себя в порядок и подсчитывать потери. В общем, все было как всегда после наводнения. И как всегда, минские мальчишки бегали в поисках утопленников и кричали, когда отступающая вода оставляла на берегу свой скорбный груз.

Плебанская плотина в 1860 году

Плебанская плотина в 1860 году

Над Минском витало древнее проклятие. Каждый год в обычно неглубокой Свислочи должно было утонуть то ли пять, то ли семь человек, чтобы город успокоился и взрослые разрешили детям купаться. Минчане путались в цифрах, но при этом мало кто отваживался идти против зловещего знака судьбы. Согласно преданию, Свислочь карала минчан за негостеприимность.

Хлусов мост

Хлусов мост. До следующей весны нечего бояться

В первых числах апреля 1742 года, в священный для евреев час предшабатнего заката под крики и улюлюканье толпы в простой крестьянской телеге, не успев ни собраться, ни попрощаться с учениками, из Минска уезжал знаменитый талмудист Арье-Лейб бен Ашер Гинцбург. Собственно, не уезжал — изгонялся!

За десять лет, что он прожил в Минске, постоянные споры с главным раввином города, каббалистом и знатоком Торы «минским гаоном» Йехиэлем Гальпериным достигли такого накала, что сторонники последнего решили изгнать бунтаря из общины. И сделали это самым обидным и унизительным способом: не позволили взять с собой даже свечи для шаббата!

"Седер Адорот" Йехиэля Гальперина и “Шаагат Арье” Арье-Лейба бен Ашера Гинцбурга

«Седер Адорот» Йехиэля Гальперина и “Шаагат Арье” Арье-Лейба бен Ашера Гинцбурга

Проезжая через Плебанский мост, Арье-Лейб на минуту остановился, обратил лицо к реке и прокричал зловещее проклятие. Мальчишки, бежавшие за телегой, застыли и в ужасе закрыли лица руками. И почти сразу же с востока, от Золотогорского костела ветер погнал на город тяжелую тучу, формой напоминавшую высокого худого человека, раскинувшего полы черного плаща. К вечеру началось одно из самых страшных наводнений в истории Минска.

На краю города к телеге, в которой ученый-талмудист отправлялся в изгнание, незаметно подошла женщина. История сохранила ее имя — Блюмка-булочница. В руках она держала две свежие халы и пакет шабатних свечей. Блюмка передала свои скромные дары жене Арье-Лейба. Легенда говорит, что опальный мудрец от неожиданности прослезился и благословил дарительницу, пообещав, что та разбогатеет на своих халах. Так оно и случилось: Блюмка не только построила первую крупную хлебопекарню в Минске, но и сделала минский хлеб знаменитым аж до самого Вильно!

Арье-Лейб бен Ашер

Арье-Лейб бен Ашер на смертном одре

Арье-Лейб бен Ашер был безусловно человеком могучей духовной силы — на протяжении двух столетий его проклятие дамокловым мечом висело над городом. Горожане боролись с ним как могли. В начале ХХ века возвели вдоль Свислочи высокие земляные насыпи. Вскоре разобрали Плебанскую плотину — главную виновницу наводнений. Потом упрятали Немигу в коллектор. Еще через несколько лет основательно прочистили русло Свислочи. Наконец, выше по течению вырыли котлован для Комсомольского озера. Ничто не помогало: весенние паводки продолжали разрушать дома и губить людей.

Строительство коллектора для Немиги в 1926 году

Строительство коллектора на Немиге в 1926 году

Окончательно избавиться от наводнений минчанам удалось лишь к середине 1950-х годов, когда возникло Минское море. Место под фундамент гидроузла освобождали взрывом: только таким образом можно было убрать гигантский плавун из многометровых наслоений ила.

Так вот, когда прогремел взрыв и частицы ила взлетели на высоту нескольких километров (20 тонн тола, как-никак!), многим почудилось, что от земли до неба выросла гигантская тень, напоминавшая фигуру человека в длинном черном плаще. Рабочие-подрывники рассказывали, что было до того жутко, что даже неверующие принялись креститься!

Избавились от наводнений? Паводок весной 2009 года. Фото С. Грица

Избавились от наводнений? Паводок весной 2009 года. Фото С. Грица

Впрочем, у меня этот рассказ вызывает серьезные сомнения. Взрыв был и вправду мощный, но все остальное — фантазии. Арье-Лейб бен Ашер был великим мудрецом и в отличие от Йехиэля Гальперина не был мистиком: чего ему по небу в плаще разгуливать?

После того, как его изгнали из Минска, он успел послужить раввином в нескольких городах Речи Посполитой и осел в Воложине. Там он основал иешиву, которой предстояло стать самой знаменитой и почитаемой в Восточной Европе. Она таковой и стала — при Хаиме Воложинере, которого благословил и воспитал все тот же Арье-Лейб. Там же, в Воложине, в 1756 году он написал главный труд своей жизни «Шаагат Арье» — или иначе, «Рычание Льва» — исследование о законах повседневной жизни и праздников.

Здание Воложинской иешивы

Здание Воложинской иешивы

Арье на иврите и значит «лев». И «рык» его разносился по всей Европе: в старости он оставался таким же задиристым и беспощадным полемистом, как в далекие минские времена.

Умер знаменитый мудрец в 1785 году в возрасте 90 лет в почете и уважении, занимая должность главного раввина французского города Меца.

Могила Арье-Лейба бен Ашера Гинцбурга во французском Меце

Могила Арье-Лейба бен Ашера Гинцбурга во французском Меце

Смерть его была столь же необычна, как и его жизнь: решая очередную талмудическую проблему, он попытался дотянуться до нужной книги и опрокинул на себя книжный шкаф. Полуживой ученый, извлеченный учениками из-под груды книг, прошептал с улыбкой:

Все книги, с авторами которых я полемизировал и обрушивался на них с критикой, теперь обрушились на меня.

Ну, вот примерно такой книжный шкаф...

Книги, которые убивают

Надо заметить, что важнейший труд Йехиэля Гальперина «Седер Адорот» («Хроника поколений») был издан в полном объеме в трех томах лишь через сто лет после смерти Рычащего Льва. Так что можно с уверенностью сказать, что книга главного минского раввина никак не способствовала смерти главного минского изгнанника.

"Рычащий Лев". Теперь в золоте

Рычащий Лев. Теперь в золоте

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags:

avatar

Михаил Володин

Журналист, писатель и минский дозорный


3 комментария на запись “Проклятие Рычащего Льва, или Историйка о минских наводнениях”

  1. avatar
    Анна Бларр
    09/07/2015 at 00:32 #

    Уважаемый Михаил Володин,

    Я в начале августа буду в Минске. Я бы очень хотела купить Вашу книгу, не только для себя, но и брату(в Минске), и подругам, в Москве, Бостоне и Тель-Авиве. Впрочем, в Израиле даже не подруге , а её маме, Раисе
    Кульбак, жене покойного Макса Шавеля, от которой я и узнала по «Иторийки» (если можно, ей с авторской подписью).
    Это возможно?
    Как?
    Какова цена на книгу?
    Очень надеюсь, что все получится!

    Всего хорошего, Анна

    • avatar
      Михаил Володин
      09/07/2015 at 01:07 #

      Здравствуйте, Анна!
      Да, надеюсь, что буду в Минске или под Минском. Напишите, пожалуйста, на электронную почту minsk.stories@gmail.com, когда Вы планируете приехать. Я оставлю Вам свой телефон — договоримся о встрече. С удовольствием подпишу книги Вашим друзьям и Раисе Моисеевне.

  2. avatar
    Павел Демьяненко
    30/10/2015 at 00:31 #

    ! Целый мир который практически исчез, дав всему остальному миру множество великих или просто заметных, значимых людей. Я минчанин, прожил почти всю жизнь в центре рядом с описанными местами и ничего не знал до этой заметки.
    Спасибо!

Оставьте комментарий

Connect with Facebook