Прогулка седьмая. Дорога к Яме

Завтра в полдень, как и каждый год на 9 мая, я пойду на Яму. И, как всегда в этот день, там соберутся сотни минчан. Я буду бродить по кромке уходящего в землю конуса и всматриваться в лица. Буду останавливаться, узнавая знакомых, вскрикивать и обниматься: кого-то не видел год, а кого-то десятки лет. Буду с горечью узнавать, кого за минувший год не стало, кто болеет и не смог прийти…

Яма — сердце старого Минска. Здесь 2 марта 1942 года были зверски убиты нацистами пять тысяч минских евреев. Поэтому и собирались в День Победы на краю обрыва, отделяющего жизнь от смерти, в основном евреи. Но с годами их в Минске становилось все меньше, и места на площадке над Черным обелиском стали занимать люди самых разных национальностей. Это был не зов крови, а жажда настоящего.

Яма — настоящая. Она возникла в Минске не по указу начальства, а вопреки ему. И Черный обелиск — настоящий. Его защищали — и защитили! — от советской власти минчане. И день Победы не как повод поиграть мускулами, а как возможность вспомнить о погибших и поблагодарить тех, кто не жалел своей жизни, защищая других, — он тоже настоящий! Настоящий день Победы у настоящего памятника…

Я не буду торопиться, выйду из дома заранее, чтобы пройти пешком к месту, которое стало для меня, как и для тысяч других минчан, памятью о городе, которого нет. Пройду от дома до Немиги, сверну на Раковскую, пойду мимо дореволюционных синагог, знавших всех жителей еврейского квартала — от мала до велика; остановлюсь возле старых домов, стены которых видели такое, перед чем и Дантов ад покажется детской забавой; выйду на Юбилейную площадь, где в 1942 году каждое воскресенье, построив узников, нацисты требовали, чтобы те радостно улыбались: снимки еле живых людей отправлялись в Международный Красный крест — нацисты были пунктуальны и в совершении массовых убийств, и в делопроизводстве; сверну на Мельникайте и обойду место, где стоял юденрат, руководство которого не сумело уберечь от гибели своих сограждан. Спущусь к самой границе гетто — туда, где стояла синагога на Димитрова.

Так незаметно я выйду к Яме. На протяжении всего пути меня незримо будет сопровождать художник Наливаев. Его картины, написанные сразу после войны, сегодня возвращают нам тот исчезнувший город, в сердце которого стоит самый горький и самый страшный минский памятник.

Итак, завтра, в День Победы, в 14:00 на Яме.

Ул. Раковская. Дома частично сохранились. После погрома 7 ноября 1941 года, в котором погибло около 20 тысяч человек, оставшиеся в живых узники были перемещены в сторону Юбилейной площади, а этот район был выведен из гетто

Ул. Раковская. 1964

Мы отошли метров сто от Немиги, и значит прошли сто метров по территории смерти. Эти дома стоят и сегодня. До революции во втором справа находился зал торжеств Черчеса. Помимо свадеб и прочих семейных праздников, здесь проходили собрания БУНДа, читались первые сионистские лекции. После погрома 7 ноября 1941 года, в котором были убиты 12 тысяч человек, оставшихся в живых переместили по Раковской в сторону Юбилейной площади.

Ул. Раковская, синагога Зальцмана. После второго погрома в здании был открыт кинотеатр. Зрителей и узников отделяло несколько метров и ряд колючей проволоки

Ул. Раковская, синагога Зальцмана.

Еще сто метров, и еще семь тысяч убитых. После второго ноябрьского погрома территория гетто поднялась еще выше, и в выведенном из гетто здании бывшей синагоги был открыт кинотеатр. Зрителей и узников отделяло всего несколько метров. Одни шли в кино, другие готовились умереть. Вы понимаете, почему всякий раз после погрома уменьшалась территория гетто?

Юбилейная площадь с памятником 1500-летию Никейского собора. В 1948 году памятник еще стоял.

Юбилейная площадь с памятником 1500-летию Никейского собора. В 1948 году памятник еще стоял.

Здесь, на плацу, прямо у памятника на Юбилейной площади в 1942 году собирали оставшихся в живых узников, чтобы сфотографировать и отослать снимки в Международный Красный крест. Пройдет совсем немного времени, и фотографировать будет некого.

Здание Юденрата. Находилось на современной ул. Мельникайте, рядом с "Салодкiм фальваркам"

Здание Юденрата. Находилось на современной ул. Мельникайте, рядом с «Салодкiм фальваркам»

Юденрат или еврейский совет создавался немцами для того, чтобы упорядочить жизнь в гетто. По замыслу оккупантов руководство совета должно было стать передаточным звеном между оккупационными властями и узниками. Так и получилось. Но помимо этого работники юденрата были связаны с подпольем гетто, а через него с Минским городским подпольным комитетом. Руководители и большинство рядовых членов совета в разное время были уничтожены фашистами.

Синагога на ул. Димитрова. После войны здесь находились мастерские Белыницкого-Бирули, Сергея Адашкевича, Марковца, Марочкина и еще десятков художников. Здание снесено, несмотря на протесты художественных и еврейских организаций

Синагога на ул. Димитрова.

Если бы здание синагоги на ул. Димитрова сохранилось, к нему обязательно нужно было бы подойти. Оно стояло на самой границе гетто, совсем рядом с татарской мечетью. После войны здесь находились мастерские Белыницкого-Бирули, Адашкевича, Марковца, Марочкина и еще десятка известных художников. Здание, включенное в список историко-культурных ценностей РБ в мае 2000 года, через год было снесено, несмотря на протесты художников и еврейских организаций.

Зеленый переулок. Дома, стоявшие прямо над Ямой.

Зеленый переулок. Дома, стоявшие прямо над Ямой.

Эта работа Анатолия Александровича Наливаева мне особенно дорога. Во втором по счету доме во второй половине 1970-х годов мы с друзьями собирались по вечерам на лекции замечательного искусствоведа Кирилла Владимировича Зеленого. Многое из того, что я знаю об искусстве, я вынес из тех чудесных встреч… А внизу, прямо под окнами нашего «вечернего университета» чернел провал Ямы с Черным обелиском внутри.

Так выглядела Яма в 1945 году

Так выглядела Яма в 1945 году

Здесь вы можете прочесть историю Ямы: рассказ о том, как возник памятник и как его защищали от сноса минчане.

***

Выражаю сердечную благодарность

моему проводнику по гетто Илане Акопян

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags:

avatar

Михаил Володин

Журналист, писатель и минский дозорный


10 комментариев на запись “Прогулка седьмая. Дорога к Яме”

  1. avatar
    Name
    09/05/2015 at 15:15 #

    В этом гетто погибла моя тетя Рита в ее честь я назвал свою дочь мы сейчас живем в Израиле потому что не хотим чтобы это еще раз повторилось

  2. avatar
    RIMA IZAKOVA
    10/05/2015 at 18:00 #

    МОЯ СЕСТРА ПОГИБЛА В ГЕТТО В САМОМ НАЧАЛЕ ВОЙНЫ ВМЕСТЕ С МОЕЙ ТЁТЕЙ И ЕЁ СЕМЬЁЙ. ЭТО БЫЛО В МИНСКЕ

    • avatar
      Михаил Володин
      11/05/2015 at 19:26 #

      Светлая память.

      • avatar
        ВАЛЕРИЙ ИДЕЛЬЧИК ХАЙФА.
        10/07/2015 at 22:41 #

        В МИНСКОМ ГЕТТО ПОГИБЛА ВСЯ СЕМЬЯ МОЕГО ОТЦА ИДЕЛЬЧИК ИЗРАИЛЯ ОНИ ПОГИБЛИ ВДУШЕГУБКЕ. СПЕЦ.МАШИНА КУДА ЗАГОНЯЛИ ЧЕЛОВЕК 50 И ПОКА МАШИНА ДОЕЖАЛА В ТРОСТЕНЕЦ ПУСКАЛИ ГАЗ,И ВСЕ БЫЛИ МЕРТВЫ.В ТРОСТЕНЦЕ ДЕЛАЛИ КОСТРЫ ИЗ БРЁВЕН И ТРУПЫ СЖИГАЛИ.КАК ПОГИБЛИ МОИ РОДНЫЕ МНЕ РАССКАЗАЛ ЛЕВИН,ОН ЖИЛ С РОДНЫМИ ОТЦА В ГЕТТО ВОДНОМ ДОМЕ.НЕЗНАЮ ЖИВ ЛИ ОН,МЫ УЕХАЛИ В1990 В ИЗРАИЛЬ ОН КАТЕГОРИЧНО ЕХАТЬ НЕ ХОТЕЛ,У НЕГО БЫЛИ СВОИ ПРОБЛЕМЫ.Я ХОТЕЛ ЕМУ ВО ВСЁМ ПОМОЧЬ С ОТЬЕЗДОМ НО ЕХАТЬ ОН ОТКАЗАЛСЯ.ЖАЛЬ.ОН В ПЕРИД ВОЙНЫ БЫЛ МОЛОДОЙ И КОГДА ВСЕ УХОДИЛИ НА РАБОТУ НЕМЦЫ И ИХ ПОМОШНИКИ ДЕЛАЛИ СВОЁ ДЕЛО.ТАК ОТЕЦ ВСЮ ЖИЗНЬ ДУМАЛ И СКОРБЕЛ О СМЕРТИ СВОЕЙ СЕМЬИ.ИЗ НАШЕЙ СЕМЬИ ОСТАЛСЯ ЯОДИН.УМЕР ОТЕЦ НЕСТАЛО МАМЫ ДОРЫ ,УШЁЛ РОДНОЙ БРАТ БОРИС ИДЕЛЬЧИК ИПОГИБ ЗДЕСЬ В ИЗРАИЛЕ СЫН ВАДИМ,ГРУСТНО ВСЁ ЭТО РАССКАЗЫВАТЬ.

  3. avatar
    Zina
    11/05/2015 at 18:51 #

    Спасибо Вам за Память.
    Когда я выходила замуж, было принято после ЗАГСа возлагать цветы к памятнику Победы. Мы соблюдали принятые обычаи и направились к обелиску на площади. Оставив букет у Вечного огня и сделав фотографии на память, наш свадебныи кортеж повернул к Яме. У нас хранятся фотографии где я в белом платье невесты и мойи муж в строгом костюме возлагаем цветы у подножья скромного черного обелиска, к корому мы приходили тайно каждый год 9 мая. Не знаю много ли пар в те годы осмелились зделать это. Сейчас мы уже растим своих внуков в Чикаго, но День Победы — наш главный праздник, а в день нашей сваьбы из альбома достаётся фотография сделанная возле обелиска с надписью на идыш.

    • avatar
      Михаил Володин
      11/05/2015 at 19:32 #

      Спасибо, Зина! Если можете, пришлите сканированные фотографии с вашей свадьбы у Черного обелиска на адрес minsk.stories@gmail.com Я обязательно вернусь к теме и сделаю материал из комментариев, которые продолжают присылать люди со всего света.

  4. avatar
    Гутфрайнд---Дрёмина Алла
    15/05/2015 at 15:34 #

    ШАЛОМ МИХАИЛ! ЖИВУ В ИЗРАИЛЕИ ТОЛЬКО ЗДЕСЬ ПО-НАСТОЯЩЕМУ ОЩУТИЛА СИЛУ И МОЩЬ МОЕГО НАРОДА. СПАСИБО ОГРОМНОЕ ВАМ ЗА ТО ЧТО ВЫ ОЗВУЧИЛИ ИСТОРИЮ В Яме ЛЕЖИТ МОЯ БАБУШКА хАСЯ ДВЕ ТЁТУШКИ И ИХ ДОЧЕРИ.КАЖДЫЙ РАЗ КОГДА Я БЫВАЮ В МОЁМ ЛЮБИМОМ МИНСКЕ Я НЕСУ ЦВЕТЫ И МОЛЮ НЕБЕСА ЧТОБЫ ЭТО НЕ ПОВТОРИЛОСЬ.

Оставьте комментарий

Connect with Facebook