Прогулка шестая: мечта о мечети

Когда-то в Минске жили татары. Живут и сейчас. Разница в том, что прежде у минских татар было свое место. Называлось оно Татарской слободой или Татарским предместьем. Посреди предместья возвышалась замечательно красивая мечеть, из города к ней вела Большая Татарская улица. С другой стороны подходила тоже Татарская, но только Малая. А рядом аж до самой Свислочи широким зеленым ковром лежали Татарские огороды. На них татары выращивали, как сейчас бы сказали, экологически чистые овощи и кормили ими не только весь Минск, но и многие города Минской губернии. Правда, было это давно.

Сегодня мы с художником Наливаевым как раз и направляемся в Татарский конец (было и такое название у района). Под ногами чавкает мартовская грязь. И не видно ни конца ни края полям, на дальнем краю которых стоит мечеть. Вот поля эти как раз и назывались Татарскими огородами.

Татарские огороды. 1947 год

Татарские огороды. 1947 год

Картина, которую на сей раз достал хозяин из загашников, пожалуй, самая странная из всего, что мне доводилось видеть у Анатолия Александровича: нет на ней ни одного узнаваемого строения, и глазу не за что зацепиться. Так выглядели минские окраины. И располагались они в каком-то километре от центра города.

— Это вы с Замковой горы рисовали? — неуверенно спрашиваю я.
— С площади Свободы, — отвечает Наливаев. — Стоял на холме, прямо над Холодной синагогой. У трех зданий на переднем плане сходились три древних улицы — Ново-Мясницкая, Завальная и Замковая. А гора Замковая осталась правее.
— А где тогда Немига? — у меня никак не получается расположить художника с мольбертом в пространстве, чтобы картина приобрела внутреннюю логику. — И где проспект Машерова? То бишь, его Победителей?

Мой спутник смеется по-детски весело и беззаботно. Шутку про проспект Победителей Машерова он слышит впервые.

— И оба проспекта — Победителей и Машерова, и бывшая до них Парковая магистраль — все они даже еще не в проекте: в 1947 году, когда я писал эту картину, на их месте была узкая тропинка. А может, и тропинки не было.
— А деревянные дома, которые стоят на улице, ведущей к мечети — это где?
— По Димитрова, до войны она называлась Большой Татарской… Дальше пересекалась с Колхозной улицей. Колхозная, начинаясь от Суворовского училища, бежала по мосту через Свислочь и по Татарским огородам — к мечети. Еще дальше была Совхозная улица. В самом ее конце, далеко за городом, в 1963 году построили завод холодильников.

Фрагмент карты Минска за 1934 год

Фрагмент карты Минска за 1934 год

Пока Анатолий Александрович вспоминает забытую минскую топонимику, я вспоминаю старую историйку о том, как на стадионе «Трудовые резервы», который возник как раз на Татарских огородах, а сейчас лежит затопленный водами Свислочи, 26 апреля 1986 года (дата-то какая!) проходил футбольный матч между хиппи и металлистами. И как неожиданно завершился он появлением взвода суворовцев, спешивших по мосту на свой стадион. Это и был как раз тот мост, через который проходила улица Колхозная. В этом месте она называлась Коммунальной. Красивые у нас названия, что ни говори!

— После войны наша семья переехала с Комаровки на Басьяловскую улицу. Мы жили как раз там, где сегодня стоит обелиск «Минск — город-герой». Через три дома от нашего начиналась Веселовка, известная тем, что там находилась дача Козлова. На ее месте не так давно вырос президентский Дворец Независимости.

От дома на улице Совхозной хорошо была видна Веселовка

Совхозная, 5. Вдалеке 1-й Басьяловский переулок, снесенный незадолго до строительства нового музея ВОВ

— В этом районе я прожил целых 28 лет. Сейчас, конечно, адреса не имеют никакого значения. Но я их помню. На Басьяловской мы жили в доме № 13… А в середине 1950-х переехали на Совхозную, в дом № 5… Все это было Татарское предместье, хоть так уже и не называлось. Но татары там жили по-прежнему! Они были отличными соседями — спокойными, выдержанными и очень гостеприимными. Если чем-то они и отличались от нас, так только тем, что по праздникам ходили в мечеть.

Мечеть. 1947 год

Мечеть. 1947 год

Впрочем, вскоре мечеть была закрыта и в начале 1960-х снесена. На ее месте построили гостиницу «Юбилейная». Минарет не трогали до самого конца строительства, словно для того, чтобы он видел, как растут гостиничные этажи. Потом снесли и его.

— И вот еще, для памяти. Перед минаретом стоял совсем маленький дом муллы — а настоящий, двухэтажный, построенный до революции, прятался за мечетью. Эти дома и показывали разницу в отношении к татарам и их религии при царе и при Советах.

Двухэтажный дореволюционный дом муллы

Двухэтажный дореволюционный дом муллы

К середине 1960-х годов в Минске не осталось ничего, что бы напоминало о татарах: ни мечети, ни огородов, ни даже названий. Татары в городе были, а следы их шестивековой жизни исчезли. И осталась у минских татар мечта о мечети. Через сорок лет, в 2004 году, мечеть начали строить. А чуть раньше на карте города появилась Татарская улица. Место было новым, зато вела улица прямо к татарскому кладбищу. Правда, и кладбища не было — на его месте был разбит сквер, который назвали, понятное дело, Татарским. В общем, как это часто случается в нашем городе, за полвека была произведена реставрация. По-мински, естественно.

Я уже готов был попрощаться с Анатолием Александровичем, когда мне на ум пришел вопрос.
— А проспект Победителей — он по какой улице прошел? — спросил я художника Наливаева.
— По реке он прошел, — ответил художник. — Посмотрите на карту и увидите, что в Минске сегодня течет совсем другая река — с другим руслом, другой водой, другими берегами. Выровнять русло оказалось дешевле, чем построить два моста. А вообще-то, по Совхозной — в Дрозды она вела. Говорят, и пробили трассу для того, чтобы Машерову было удобно ездить на дачу.

05. В 1973 году дом по улице Совхозной, 5 снесли. На его месте посадили деревья. А выше, на холме вскоре возникла гостиница "Планета"

В 1973 году дом Наливаева по улице Совхозной, 5 снесли. На его месте посадили деревья. А выше, на холме вскоре возникла гостиница «Планета»

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags:

avatar

Михаил Володин

Журналист, писатель и минский дозорный


5 комментариев на запись “Прогулка шестая: мечта о мечети”

  1. avatar
    Iryna Fralova
    10/03/2015 at 22:51 #

    Нет слов. Как можно так ненавидеть свой город и его историю, чтобы под корень уничтожать все, что напоминает о старине. Какой милый был город, со своими устоями, традициями , духом. Просто Китеж белорусский…
    Спасибо вам, за историйки, очень их люблю. С ними я не чувствую себя так одиноко на том пустыре, который попытались организовать на месте любимого Минска…

  2. avatar
    Андрей
    11/03/2015 at 07:54 #

    Спасибо Михаилу, -открыл для себя довольно много нового и интересного.
    А статья, в очередной раз, как всегда, зачетна!

  3. avatar
    Name
    22/05/2015 at 15:05 #

    Татарское кладбище было-это я помню.Мы проходили через него,когда шли на озеро.Помню возле красивого памятника на дереве висел стакан для выпивох.Хоть мы и были в 7-8 классе но им иногда пользовались.

  4. avatar
    Александр Забермах-Тапленкин
    18/12/2015 at 00:57 #

    На первой картине, кажется, дом по ул. Ново-Мясницкой. Хорошо помню, что вход в поезд был с торца дома. Там жила моя бабушка Латышева Анастасия Остаповна с тремя дочерьми и внучкой. Жили они в комнате в подвале. Бабушка всю жизнь проработала санитаркой во второй больнице. У нее в трудовой было две записи принята на работу и уволена на пенсию. Ностальгия… А до войны они жили на Школьной.

  5. avatar
    Александр Забермах-Тапленкин
    18/12/2015 at 08:43 #

    А еще помню здание с башенкой, на одной грани которой был барельеф — большой морской якорь. В то время там был морской клуб ДОСААФ. через годы я узнал, что клуб располагался в бывшей мечети. Так башенка — это, наверно, был усеченный минарет.

Оставьте комментарий

Connect with Facebook