Романс в камне, или Историйка о непостоянном постаменте

Ерухим, Мордух, Гирш… Герои этого рассказа со своими архаичными, почти сказочными именами словно вышли из темноты прошлого, чтобы рассказать продолжение историйки о сносе еврейского кладбища — еще один сюжет о камнях и о людях. Вернее, об одном камне и об одной семье: о постаменте, на котором сменилось четыре памятника, и о семье минского городского каменотеса Абрама Спришена, который этот постамент изготовил.

Пока я собирал материал для этой историйки, не раз задумывался: не Ерухиму ли, Гиршу и Мордуху — сыновьям старого Спришена — выпало распиливать еврейские могильные плиты на облицовку предвоенных минских зданий? И не мог найти ответа. Не знаю его до сих пор. В 1930-е годы живых людей убивали, как мух, — что уж говорить о мертвецах и их могилах! И все же мне очень хотелось бы, чтобы Спришены не касались тех плит. Хотя бы потому, что вот уже на протяжении почти полутора веков история нашего города связана с историей этой семьи.

Дом на Торговой

На Торговой улице, нынешней Зыбицкой, чуть ниже Дома масонов еще полвека назад стоял деревянный дом. С давних времен он принадлежал Ваньковичам, но поколение за поколением его арендовали Спришены. Левое крыло дома было жилым, в правом располагалась мастерская.

Абрам с женой Иткой. Здесь берет начало династия каменотесов Спришенов

Абрам с женой Иткой. От них берет начало династия каменотесов Спришенов

Глава семьи Абрам Давидович Спришен был каменотесом, и его сыновья пошли по стопам отца. Потому правая половина дома была завалена гранитными плитами, заготовками для надгробий, новыми и старыми постаментами и просто кусками гранита. Ничто, казалось, здесь не менялось десятилетиями: вечно висящая в воздухе, золотая на солнце пыль, позолота букв… Только надписи на камне всякий раз были новые. Такой-то умер… Такая-то умерла… Постукивал молоток, резец повторял диковинные изгибы рисунка и на камне проступали контуры букв. Затем открывался кран, и по каменной вязи потоком бежала вода, смывая каменную пыль. И снова резец вгрызался в гранит, и снова ударяла водяная струя…

Каменотесу нужна вода. Много воды! Возможно, Спришены и поселились здесь оттого, что дом их был соединен с усадьбой Ваньковичей водопроводными трубами еще и в те времена, когда централизованного водоснабжения в Минске не было.

На вершине холма Дом масонов и чуть левее усадьба Ваньковичей. Ниже белый одноэтажный дом Спришенов

На вершине холма Дом масонов и чуть левее усадьба Ваньковичей. Ниже белый одноэтажный дом Спришенов

Если не к появлению минского водопровода, то к его увековечению Спришены имели самое непосредственное отношение. Семейное предание рассказывает, что дата сооружения скульптурной группы «Мальчик с лебедем» в Александровском сквере — «1874», которую можно и сегодня видеть в основании фонтана, была выбита в камне совсем еще юным Абрамом Спришеном в той самой мастерской в доме на Торговой улице. Там же он подбирал камни под каменную горку для скульптурной группы и плиты для ограждения фонтана. К тому времени как отливку привезли из Силезии, все к ее установке было готово.

1874 год. Фонтан "Мальчик с лебедем" - первый след Абрама Спришена в Минске

Фонтан «Мальчик с лебедем» — первая работа Абрама Спришена в Минске

Отец и сыновья

Сейчас уже не определишь, кто в семье Спришенов к каким минским памятникам был причастен. Разве что сопоставляя дату создания с датой рождения. Старшие сыновья — Давид и Гирш — родились в начале 1880-х, младшие — Мордух и Ерухим — через десять лет, в начале 1890-х. Был и еще один, пятый, самый маленький — Гендель-Лейб. Настоящим каменотесом он стать не успел: ушел на 1-ю мировую войну и не вернулся.

Десятки памятников на Военном кладбище были созданы Абрамом Спришеном

Десятки памятников на Военном кладбище созданы Абрамом Спришеном

Старший, Давид, в семейных трудах участвовал мало. Он уехал из Минска на учебу еще ребенком. Помог случай. В 1888 году на Военном кладбище Абрам Спришен занимался установкой памятников воинам, погибшим в русско-турецкой войне (их и сегодня можно видеть на кладбище), а сын рядом лепил из глины фигурки солдатиков. Подошел незнакомый генерал, посмотрел на выстроившееся в ряд глиняное войско и обратился к отцу:

Ваш мальчик талантлив. Я хочу помочь ему получить образование. Через две недели я уезжаю за границу, отпустите его со мной.

Так Давид оказался в Италии, где выучился на скульптора-реставратора. Вернувшись домой в начале ХХ века, он попал матросом на Тихоокеанский флот, в самое пекло русско-японской войны. Служил под началом адмирала Макарова. Адмирал погиб, матрос остался жив.

Давид Спришен за работой над барельефом скульптора М.И.Козловского

Давид за работой над барельефом скульптора М.И.Козловского

Через годы Давид Спришен установит бюст своего командира перед входом в Морской собор в Кронштадте. Его работы и сегодня украшают Петербург и загородные дворцы. А в Минске о Давиде Спришене напоминает, пожалуй, только памятник Марии Дмитриевне Мицкевич — жене Якуба Коласа — на том же Военном кладбище, откуда когда-то начался его путь в искусство и ремесло.

Младшие братья росли и набирались мастерства в семье: вначале помогали отцу, потом приступали к самостоятельным заказам. Спришены имели отношение практически ко всем значимым сооружениям города первой половины ХХ века: памятники Ленину и Сталину, Черный обелиск на Яме, камень-памятник Пулихову, монумент Опанскому, мемориальные доски на Доме-музее I съезда РСДРП и на памятнике-танке — все это Спришены. И декоративные элементы здания ЦК, Дома правительства, Академии наук, Оперного театра…

Все это - Спришены...

Все это — Спришены…

Среди десятков проектов Спришенов есть один, стоящий особняком. История этого памятника неизвестна минчанам. Как неизвестна и его связь с семьей каменотесов.

Монумент на Соборной площади

7 января 1901 года, как раз на Рождество, на Соборной площади — в самом ее центре, там, где сейчас торчит из земли странная стеклянная пирамида, установили памятник Александру II. Деньги на него собирали всем Минском, о чем на постаменте была сделана соответствующая надпись:

Императору Александру II.
Благодарные жители г. Минска.
1900 г.

Бюст императора ваял ныне всеми забытый немецкий скульптор, а постамент изготовил городской каменотес Абрам Спришен. Помогал ему 17-летний Гирш. 9-летний Мордух и 7-летний Ерухим вертелись под ногами пока отец шлифовал в мастерской облицовочные плиты и выбивал надпись.

Памятник Александру II на Соборной площади

Памятник Александру II на Соборной площади

На открытие памятника приехал Великий князь Константин Константинович. На площади собралась огромная толпа — поили бесплатным хлебным вином и угощали колбасами и соленьями.

Праздник запомнился настолько, что, когда в 1918 году бюст императора свергли с пьедестала и на его место поставили гипсового красноармейца с винтовкой, кто-то пошутил: мол, долго не простоит — за него даже сельтерской пожалели!

Так и случилось. Через три с половиной года полуразвалившегося гипсового красноармейца убрали, а на его место поставили ставшего чуть не национальным героем Гирша Леккерта — сапожника из Вильно, члена Бунда, совершившего неудачное покушение на виленского губернатора и повешенного в 1902 году там же на городских воротах.

После революции только в Минске сразу три улицы были названы именем террориста-неудачника. И вот — памятник… Изготовил его скульптор Бразер, а устанавливали по хорошей традиции Спришен-отец с сыновьями. О смене пьедестала не думали — в 1922 году не до того было. Только надпись поменяли.

Бюст Леккерта был, скорее всего, другой, зато постамент тот же - царский.

Бюст Леккерта был, скорее всего, другой, зато постамент тот же — царский.

Времена были бурные, и Гирш Леккерт простоял даже меньше императора Александра II — в середине 1930-х годов отношение Сталина к виленскому сапожнику изменилось. Как следствие вначале убрали памятник, а следом за ним и постамент: было решено в центре площади Свободы соорудить фонтан.

Фонтан в 1939 году сооружал Мордух в одиночку. К тому времени Абрама Спришена семь лет как не было в живых. Дом Спришенов национализировали, отобрав у братьев левую жилую половину. Жили в бывшей мастерской — прямо на каменном полу. Где-то здесь, возможно, и лежал постамент, служивший верой и правдой трем таким разным фигурам.

На месте, где сменяли друг друга памятники, возник фонтан

На месте, где сменяли друг друга памятники, возник фонтан

Царь и поэт

Судьбе было мало удивительных превращений, выпавших на долю четырехгранного гранитного скитальца, и его приключения продолжились. Еще шла война, а уже решено было поставить памятник Янке Купале в Александровском сквере. Вот тут-то и возник из небытия старый постамент!

Бюст песняра сваял Заир Азгур, а подтачивали камень, изменяя знакомую многим минчанам «императорскую подставку», все те же неуемные братья Спришены — Гирш, Мордух и Ерухим. Прямо возле входа в сквер натянули военный шатер, провели под брезент электричество — так, чтобы можно было работать ночами — хотели успеть к дню рождения Купалы. Успели! 23 июня 1949 года монумент был торжественно открыт.

Азгуровский памятник на царском постаменте при входе в Центральный (Александровский) сквер

Азгуровский памятник на царском постаменте при входе в Центральный (Александровский) сквер

На обновленном постаменте были выбиты купаловские строки из посвященного ХVIII съезду большевиков стихотворения «Шляхi»:

З Масквы, з Крамля, дарогай ўдумнай,
Усенароднай, чалавечай,
Ідзе, таварышы, камуна
На свеце шчасце ўвекавечыць!

Позже, скорее всего, после развала СССР, когда стихи стали неактуальными, поменяли и их. А в 1972 году, после открытия скульптурного ансамбля в парке Янки Купалы в Минске, старый памятник — бюст поэта на царском постаменте — перенесли в Вязынку.

Памятник Купале в Вязынке. Старый постамент на новом месте

Памятник Купале в Вязынке. Старый постамент на новом месте

Там он стоит и по сей день, украшенный купаловскими строками из «Молодой Беларуси».

Падымайся з нiзiн,
     сакалiна сям’я,
Над крыжамi бацькоў,
     над нягодамi;
Занiмай, Беларусь
     маладая мая,
Свой пачэсны пасад
     мiж народамi!

Мордух и Гирш Спришены

Мордух и Гирш

Камень долговечнее человека. В Минске давно уже не живет никто из Спришенов: каменотесы умерли, дети поразъехались. От легендарной семьи нам остались только камни… В том числе и те, что стоят на могилах Спришенов на минских кладбищах.

Могила Абрама Спришена перенесена с разрушенного Еврейского кладбища на Сухой на Чижовское. Сыновья похоронены на Московском.

Отец и сыновья Спришены похоронены на минских кладбищах

Последние камни отца и сыновей Спришенов

***

Выражаю сердечную благодарность
Науму Григорьевичу Спришену
за помощь в работе и предоставление
семейных фотографий.

Благодарю фотографа Валерия Ведренко,
приславшего снимок памятника
Янке Купале в Вязынке,
и Наталью Стрибульскую,
подсказавшую строки
на памятнике поэту.

 

 

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags:

avatar

Михаил Володин

Журналист, писатель и минский дозорный


12 комментариев на запись “Романс в камне, или Историйка о непостоянном постаменте”

  1. avatar
    Евгения
    22/10/2014 at 14:12 #

    Очень интересно. Спасибо за Вашу любовь к городу и его истории.

  2. avatar
    андрей
    22/10/2014 at 18:43 #

    Как всегда у Михаила все «зачетно», спасибо огромное!

  3. avatar
    Мухин Павел
    24/10/2014 at 00:49 #

    Здорово!
    Как будто по Минску прогулялся.
    Удачных открытий.

  4. avatar
    Инна
    27/10/2014 at 03:53 #

    Михаил,
    С интересом прочитала историю моеи семьи. Я внучка Гирша и горжусь своими предками.
    Большое Вам спасибо за публикацию этого материала.
    С уважением. Инна

  5. avatar
    Михаил Спришен
    29/10/2014 at 20:41 #

    Здравствуйте Михаил. Я ваш тезка и двоюродный брат Инны и конечно тоже внук Гирша. Я очень горд за нашу семью, нашу фамилию за тех, что многое сделали для Минска и Белоруссии. Большое спасибо Вам и моему дяде Науму Спришен за этот рассказ!

    • avatar
      Name
      29/10/2014 at 22:12 #

      Здравствуйте, Михаил! Радуюсь, что историйка всех вас собрала здесь, в блоге, а еще радуюсь, что всем понравилась. Всегда боюсь написать что-то такое, что может обидеть близких. И, конечно, спасибо Науму Григорьевичу, у которого удивительно молодой ум и ясная память.

  6. avatar
    Greg Sprishen
    30/11/2014 at 17:42 #

    Mikhail, thank you so much for this. I am Naum’s son and was named after my grandfather (actually I was named after both of my grandfathers but that is a different story). Although I was relatively familiar with my family’s exploits, there were quite a few new things that I’ve learned from your story. My biggest thanks to you is for working on this with my father. He was so enthusiastic and happy about it! Thank you again for his joy and for the good words about my ancestors.

    • avatar
      Михаил Володин
      30/11/2014 at 20:35 #

      Thank you, Greg. It is not just a pleasure to receive such a feedback, it is also a good reason to continue digging into history of Minsk and writing Minsk Anecdotes (Istoriyki).

Оставьте комментарий

Connect with Facebook