Лошадиная фамилия, или Историйка о сокровищах последнего русского царя

От начала этой историйки до ее окончания (впрочем, она и сегодня не закончена) прошло семь веков. Или четыре. Или два. Или век… Дело в том, что с ее началом тоже не все ясно. В общем, ни начала, ни конца. Только герои — три, или пять, или тысячи. Как считать. Начнем с малого.

Две буквы

После войны в доме номер 32а по улице Энгельса публика жила непростая. Министры, партийные чиновники… Тем удивительнее был скандал, разыгравшийся летним вечером во внутреннем дворике. Полная грубоватая женщина с балкона кричала женщине помельче:

Эй, Былинская от слова кобыла, скажи своей домработнице, чтобы белье на мои веревки не вешала. Сброшу!

Энгельса 32а. В этом дворе и начинается наша историйка.

Энгельса 32а. В этом дворе и начинается наша историйка.

Вторая, надо заметить, тоже за словом в карман не лезла, даром что принадлежала к высшему партийному сословию. Муж ее, Иван Семенович Былинский, в последний предвоенный год стал председателем Совнаркома БССР. Впрочем, были люди, которые помнили времена, когда он еще звался Кобылинским (вот она откуда кобыла выскочила!), а потом взял, да и поменял фамилию.

Сам Иван Семенович через годы объяснял это независящими от него обстоятельствами: мол, причиной тому был не кто-нибудь, а сам Сталин!

Получалось, что прибыв в Кремль на утверждение, будущий руководитель правительства попал лично к вождю. Тот прочитал соответствующие документы и задумчиво заметил: «Лошадиная фамилия…» После паузы добавил свое знаменитое: «Нэ харашо!» Еще подумал. Взял красный карандаш, зачеркнул пару начальных букв и, внимательно посмотрев на потерявшего дар речи гостя, спросил:

Нравится, товарищ Былинский?

 Претендент выдавил из себя жизнеутверждающий хрип и, как следствие, занял высокий пост.

Кобылинский? Былинский!

Кобылинский? Былинский!

Вот такую легенду рассказывал Иван Семенович.

На самом деле все было не совсем так. Или совсем не так. Фамилию он сменил задолго до назначения главой правительства, где-то в начале 1930-х. Уж в чем в чем, а в этом Сталина винить нечего! Если здесь кто и виноват, то дядя Ивана Семеновича. Точнее, двоюродный дядя — Кобылинский Евгений Степанович.

Ваня и Володя

К концу ХIХ века когда-то мощная белорусская ветка дворянского рода Кобылинских измельчала и опростилась. Потомки гомельской шляхты жили в обычном крестьянском доме, хоть и обширном. Так и семья была большая!

В 1903 году с разницей в несколько дней под одной крышей родились двоюродные братья — Ваня и Володя. Их вместе крестили, вместе отправили в школу… Они росли бок о бок, деля друг с другом радости и огорчения.

Владимир Кобылинский - тот, что за белых.

Владимир Кобылинский — тот, что за белых.

Мальчикам было по 14 лет, когда революция поставила Российскую империю на дыбы. И мир перевернулся — не только тот большой мир, что в Петербурге и в Москве, но и маленький мальчишеский, гомельский… Ваня был за красных. Он рано вступил в комсомол, почти сразу в партию, ни в каких «уклонах» замечен не был, после смерти Ленина стал убежденным сталинистом и сделал впечатляющую карьеру.

Иван Былинский - этот за красных, не перепутаешь!

Иван Былинский — этот за красных, не перепутаешь!

А Володя… Володя был, наверное, за белых. Мало что известно о его жизни: в середине 30-х провел три года заключенным в лагере по странному обвинению в браконьерстве, в 1939 — погиб на финской войне, и тоже при странных обстоятельствах. Но еще за десять лет до войны с белофиннами между Володей и Ваней случился страшный скандал, навсегда сделавший братьев врагами. По слухам, причиной ссоры был какой-то родственник, которого расстреляли как «прислужника царя».

Вскоре после скандала, по семейным воспоминаниям, Ваня и поменял фамилию — свою «лошадинную» на чужую, укороченную. Володя же остался Кобылинским.

И здесь начинается еще одна линия нашего повествования.

Сокровища империи

1 августа 1917 года Николай II, уже не царь, а просто гражданин Романов, с семьей и несколькими десятками слуг по решению Временного правительства отбывает в ссылку в Тобольск. Начальником личной охраны последнего русского самодержца незадолго до этого назначен полковник Евгений Степанович Кобылинский. Он как раз и приходился двоюродным дядей Ване и Володе.

Евгений Степанович Кобылинский - начальник личной охраны царя Николая II

Евгений Степанович Кобылинский — начальник личной охраны царя

В лихие послереволюционные годы даже просто принадлежность дворянству могла стоить не то что карьеры — жизни. А тут начальник царской охраны! В общем, уже одно это могло стать поводом для смены фамилии. Но были и привходящие обстоятельства.

Миссия полковника Кобылинского осложнялась тем, что охранять ему надлежало не только царскую семью, но и бесценный груз, который самодержец и домочадцы увозили из Петербурга. А именно, украшения женской половины и оружие мужской. Царские диадемы и бриллиантовые броши, клинки с золотыми рукоятями, кольца, серьги, ожерелья…

Это было время, когда зверя революции уже выпустили из клетки, но он еще не разучился уважать частную собственность. Длилось оно недолго — следом шли другие времена.

Последние дни последних царствующих Романовых

Последние дни последних царствующих Романовых

В мае 1918 года семью Романовых перевозят в Екатеринбург и в ночь с 16 на 17 июля расстреливают. Царские сокровища остаются в Тобольске. Часть их, включавшая именное оружие Николая II и царевича Алексея оказываются на сохранении у полковника Кобылинского: царь относился к начальнику собственной охраны с величайшим доверием, а царица даже навещала в госпитале в Царском Селе, где офицер лечился после фронтового ранения в 1914 году.

С этого момента начинается тема, которая, то ослабевая, то нарастая, будет звучать в течение всего ХХ века. Чекисты раз за разом будут прочесывать Россию в поисках пропавших сокровищ. В советской истории вряд ли найдется еще одно дело, для раскрытия которого было затрачено столько времени и положены такие усилия. Оно и понятно, речь шла о миллионах золотых рублей!

07

Одним из первых «валютодержателей» (под таким именем фигурируют в чекистских делах основные подозреваемые) будет арестован Евгений Степанович Кобылинский. Его будут пытать, ничего не добьются, отправят в ссылку, неожиданно отпустят, опять посадят и, наконец, в 1927 году расстреляют. Десять лет спустя расстреляют его вдову, Клавдию Михайловну Битнер (Кобылинскую). А между этими двумя смертями тысячи людей будут допрошены по шумному делу.

Люди пропадут, но и сокровища не отыщутся. Точнее, в 1933 году в Тобольске будет найдена алмазная диадема, брошь с центральным бриллиантом в сто каратов и некоторые другие украшения. Но все это окажется лишь малой частью того, что было вывезено летом 1917 года из Петербурга.

Существуют различные версии, куда могли исчезнуть сокровища Романовых. Но ни одна из них не объясняет, исчезновение переданного Николаем II на сохранение Кобылинскому фамильного оружия Романовых. В отличие от драгоценных камней, которые можно было перевезти в собственном кишечнике, поступить так с шашками, кинжалами и шпагой цесаревича было практически невозможно.

Не вышедшая статья

В середине 1960-х годов в молодежной газете «Знамя Юности» — когда-то замечательной «Знамёнке» — должна была появиться статья под неярким заголовком «С шашкой наголо». В ней рассказывалось о том, что в Гомеле, на чердаке частного дома, была найдена коллекция холодного оружия, в которой выделялась шашка с удивительной красоты гардой, украшенной драгоценными камнями. Принадлежность коллекции не была установлена, зато прилагалась фотография мальчика, отыскавшего клад. В руках мальчик как раз и держал драгоценную шашку

08

Материал был изъят из номера цензурой в самый последний момент. Такое случалось, и не слишком редко. А вот дальше произошло нечто из ряда вон выходящее: в тот же вечер в редакцию нагрянули серьезные мужчины, забрали оригинал статьи и фотографию, а потом надолго заперлись в кабинете главного редактора. Больше о кладе никто не заговаривал.

Я вспомнил о той давней неопубликованной статье потому, что в интернете мне попалась неожиданная версия того, куда исчезли сокровища императорской семьи. И связана она была именно с Гомелем.

По ней в 1926 году полковник Кобылинский во время короткой паузы в мытарствах по тюрьмам и лагерям приезжал к своей жене Клавдии Михайловне, жившей в то время в подмосковном Орехово-Борисово.

Туда же самое малое один раз (правда, несколькими годами позже) приезжал Володя Кобылинский — в семье сохранилась отправленная им открытка, со штемпелем орехово-борисовского почтового отделения.

Клавдия Михайловна Битнер (Кобылинская)

Клавдия Михайловна Битнер (Кобылинская)

У автора интернет-версии нет никаких доказательств того, что царские сокровища были переданы дядей через свою супругу, Клавдию Михайловну Битнер, племяннику. Неожиданным подтверждением этой догадки могла бы стать статья в «Знамёнке» — будь она опубликована. Быть может, и странные обстоятельства жизни Владимира Ивановича Кобылинского — и причина его заключения в лагерь, и вызывающая вопросы гибель — стали бы яснее, если бы подтвердилась его опосредованная связь с начальником личной охраны Николая II полковником Кобылинским. А значит и причастность к тайне царских сокровищ.

Вопрос о том, что стало с гомельским кладом и был ли он частью семейных реликвий Романовых, до сих пор остается открытым.

И еще раз о буквах

За сто лет до скандала, расколовшего семью Кобылинских в Гомеле, на Кальварийском кладбище в Минске были воздвигнуты массивные каменные врата. На внутренней стороне брамы сохранилась надпись:

От мужа и детей в память здесь похороненной Юзефины Кобылинской.
Сентябрь 1830 года

Врата Кальварии и памятная надпись над ними

Врата Кальварии и памятная надпись над ними

Создателем кладбищенских ворот был известный в городе собиратель древностей и предметов искусства, секретарь дворянского собрания Егор Севостьянович Кобылинский. Это его скорбь осталась запечатленной в камне.

О Кобылинском осталось не много сведений в архивах. Известно, что он создал первый в Минске городской музей и что в музее хранился оригинал Статута Великого Княжества Литовского, карта путешествия Колумба и многие другие ценные экспонаты.

А еще известно, что через тридцать лет сам Егор Севостьянович был похоронен рядом с супругой на центральной аллее Кальварии. Там же, на фамильном участке, нашла последний приют его дочь, и дети его дочери, и еще несколько поколений известной фамилии.

Где-то здесь, на центральной аллее, располагались могилы Кобылинских

Где-то здесь, на центральной аллее, располагались могилы Кобылинских

В странах, где прошлое почитают такой же, если не большей ценностью, чем настоящее, могилы Кобылинских наверняка дошли бы до наших дней. Они стояли бы рядами, друг за другом, увенчанные изящными памятниками, призванными символизировать красиво прожитую жизнь на благо сограждан. Здесь, на кладбище, можно было бы наблюдать эволюцию рода — бродить между могилами, читая надписи о свершениях предков и потомков.

Но у нас страна не эволюций, а революций — вот они наши проклятые две буквы, где выползли! На заросшей травой Кальварии не осталось и следа от могил Кобылинских. Исчез весь их род, словно и не было. Мы привыкли первым делом отменять историю. Вычеркивать ее «ижицы» и «яти», которые, как нам кажется, больше никогда не понадобятся. И в результате Кобылинские превращаются в Былинских — людей с зачеркнутыми буквами в судьбах и именах! В Иванов без родства

Кальвария - вековое запустение

Кальвария — вековое запустение

Иван Семенович Былинский умер в 1976 году и похоронен на Московском кладбище. На скромном памятнике, естественно, нет ни слова о смене фамилии и о тех страстях, которые бушевали вокруг этого события. Будущий председатель белорусского Совнаркома вряд ли знал, что род, от которого он отказался, ведет свое начало от Андрея Кобылы — официального родоначальника дома Романовых. И уж наверняка не знал Иван Семенович того, что через своих предков имеет самое непосредственное отношение к сокровищам этого дома.

Герб Кобылинских "Ладья"

Герб Кобылинских «Ладья»

Наш рассказ закончен. Остается отметить историйку на карте города. Не хочется привязывать ее ни к дому по улице Энгельса, ни к кладбищам. Пусть ее символом служит первый городской музей, что когда-то стараниями Егора Кобылинского возник на Соборной площади (ныне пл. Свободы), и до сих пор там стоит. Мало того! В нем и сейчас находятся службы Музея города.

Для Минска пример двухвековой преемственности практически уникален.

Здесь был первый городской музей, основанный Юрием Кобылинским

Здесь находился первый городской музей Егора Севостьяновича Кобылинского

***

Благодарю сотрудников Национального исторического архива Беларуси Дениса Лисейчикова и Владимира Денисова за консультации и действенную помощь, а так же выражаю признательность Евгению Родичу, чьими фотографиями и материалами, опубликованными в интернете, я воспользовался при подготовке историийки.

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags:

avatar

Михаил Володин

Журналист, писатель и минский дозорный


5 комментариев на запись “Лошадиная фамилия, или Историйка о сокровищах последнего русского царя”

  1. avatar
    Ира Ф.
    01/08/2014 at 17:52 #

    Интересно.

  2. avatar
    Name
    01/08/2014 at 22:50 #

    Спасибо!

  3. avatar
    Людмила
    02/08/2014 at 06:34 #

    Спасибо!Очень интересно!В русском театре была актриса Былинская.видимо, тоже из этого рода.

  4. avatar
    Татьяна Бойко
    06/08/2014 at 01:43 #

    Интересная история.Вот только насчет музея хотела спросить.Ведь в 19 веке этот дом был частным владением А музей?

  5. avatar
    Татьяна Бойко
    06/08/2014 at 01:43 #

    Интересная история.Вот только насчет музея хотела спросить.Ведь в 19 веке этот дом был частным владением А музей?

Оставьте комментарий

Connect with Facebook