Жизнь за скобками, или Историйка о заповеднике в центре города

Круглая площадь (сейчас ее называют площадью Победы) строилась так, словно кто-то надумал закрыть скобки в длинном и радостном предложении и оградить рафинированный городской центр от нездорового влияния окраин.

Два полукруглых довоенных дома за спиной у монумента Победы кажется и впрямь пытаются отгородиться от того, что за ними. С холма от Дома офицеров видно, как Проспект упирается в их вогнутую стену. Дальше нет перспективы. Там до войны начинался другой город — с низкорослыми домиками, с вечной грязью Комаровского болота…

А внутри, в скобках, лежал город Сталина. И сам десятиметровый бронзовый вождь, как ножка циркуля, очертившего собственное пространство, стоял посреди Центральной площади. Под тяжелыми башмаками памятника тек Проспект его имени, и в уличном шуме отчетливо слышалась знаменитая его фраза: «Жить стало лучше, жить стало веселее!».

От Дома офицеров не разглядеть, что площадь из Круглой давно превратилась в эллипсовидную.

Пеликаны на площади

Круглую площадь придумал архитектор Михаил Осипович Барщ. В 1948 году, с началом сталинской кампании «по борьбе с космополитизмом», он лишился работы в Москве и уехал по приглашению своего коллеги Парусникова в Минск.

Ну, полетели пеликаны! — недобро пошутил один известный московский зодчий, намекая на сходство своих пострадавших коллег с носатыми птицами. И оказался прав: ряды «космополитов» в столице СССР изрядно поредели.

Михаил Барщ — в «минский» период и с коллегами  (крайний справа) за работой в Москве.

В Минске Барщу выпало проектировать участок Проспекта вниз от Центральной площади. Вот что писал архитектор о своей работе.

«От моста до Круглой площади проспект шел по довольно высокой насыпи. Это было очень красиво. Я решил использовать это обстоятельство. Круглую площадь я превратил в полукруглую, как бы в экседру, обращенную в открытое озелененное пространство размером 180×180 м и пространственно связанное с парком…»

Благодаря новому «высокому» мосту в начале 1950-х Проспект поднялся на несколько метров.

Стройка шла в три смены. Украшенные лепными карнизами и вычурными портиками дома поднимались один за другим… Через годы этот архитектруный стиль назовут сталинским ампиром. Величественный и монументальный — он будет претендовать на вечность, но закончится со смертью вождя. Уже в следующем 1954 году «ампирщики» попадут в опалу. А еще спустя год постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве» положит конец не только стилю, но и карьерам многих известных его адептов.

В Минске, в отличие от Москвы, не окажется ни архитектурных генералов, ни лауреатов Сталинской премии в области архитектуры — некого будет лишать званий и наград. Главный удар обрушится на Барща, которому выпало заканчивать первую очередь принятого еще в 1946 году плана развития города.

Вам запретили колоннады и лепные вазы, так вы что придумали — пеликанов?! Здесь вам не зоопарк! — сорвался на крик заведующий отделом ЦК по строительству Филимонов на очередном совещании.

«Каких пеликанов?» — подумал архитектор и непроизвольно напрягся, вспомнив 1948 год. И вдруг неожиданно для собравшихся в высоком кабинете… рассмеялся: майоликовые голуби с оливковыми ветвями в клювах на стенах домов и в самом деле получились похожими на экзотических носатых птиц.

Прекрасные сказочные птицы на стенах домов № 31-35 и № 34-38 по Проспекту.

После этого разговора Барщ вынужден был покинуть Минск и перебраться назад в Москву, Филимонов получил повышение и отправился работать в Гомель секретарем обкома. А голуби-пеликаны несмотря ни на что уцелели и дошли в своем первозданном виде до наших дней…

О том времени и сегодня напоминают отсутствующие колоннады между домами на нечетной стороне Проспекта: их не успели построить до злополучного постановления и заменили бесхитростными железными воротами.

1954 год. Строительство памятника Победы.

***

На праздновании нового 1956 года в белорусском союзе архитекторов звучали тосты, прославлявшие наступающую эру неоконструктивизма. Кто-то поднимал бокалы с радостью — помпезность изрядно надоела, кто-то с тревогой — как-то удастся вписаться в новые условия… После окончания официальной части долго пили за отдельные здания и их создателей. Особенно шумно чокались за авторов памятника Победы Заборского и Короля. Пили за Круглую площадь, как последний знак уходящей эпохи... Пили за красавец-Проспект… Перед тем, как разойтись, кто-то сказал: «А все же славно, что мы успели создать этот заповедник!» Выпили на посошок, не думая, что название «заповедник» на годы закрепится за центром города. Впрочем, сейчас о нем уже мало кто помнит.

Памятник Победы и его архитектор Георгий Заборский. Два снимка, а между ними 34 года.

 ***

Благодарим за помощь в подготовке историйки:

архитектора Любовь Дмитриевну Усову,
«Белорусский государственный архив научно-технической документации» и лично ведущего научного сотрудника Галину Ивановну Шостак

 

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags:

avatar

Михаил Володин

Журналист, писатель и минский дозорный


2 комментария на запись “Жизнь за скобками, или Историйка о заповеднике в центре города”

  1. avatar
    Попов Юрий
    11/12/2012 at 12:59 #

    Время все расставило по своим местам. Кто теперь пеликан, а кто АРХИТЕКТОР?

    • avatar
      Михаил Володин
      11/12/2012 at 13:08 #

      На мой взгляд, Барщ сделал для Минска не меньше, чем Лангбард. Интересно, что Барща приютил в Минске тот самый Осмоловский (мы его помним по двухэтажным домам в районе ул. Киселева и в Заводском р-не), который изгнал из Минска Лангбарда.

Оставьте комментарий

Connect with Facebook