Как «отец народов» решал судьбу Минска

Своим сегодняшним обликом Минск во многом обязан товарищу Сталину. Точнее, его остановке в Минске по пути на Потсдамскую конференцию. Такой, во всяком случае, вывод можно сделать из воспоминаний тогдашнего первого секретаря ЦК компартии Белоруссии товарища Пономаренко.

Вот что Пантелеймон Кондратьевич писал о том визите:

«В Берлине собиралась конференция руководителей победивших государств… Хорошо помню тот день 15 июля 1945 года, когда в предвечерье к дебаркадеру минского вокзала подошел специальный поезд Верховного Главнокомандующего и председателя Совнаркома СССР И.В.Сталина…»

Поезд Верховного Главнокомандующего и председателя Совнаркома СССР И.В.Сталина

Сталин вышел на Привокзальную площадь к встречавшим его — но при этом стоявшим по периметру площади! — минчанам, помахал рукой и обратился с короткой речью. Он говорил о том, что разрушения в Белоруссии превосходят все мыслимые представления.

Через 25 минут поезд тронулся. Пономаренко по приглашению Сталина отправился сопровождать его до Бреста. Вот тогда-то, отвечая на вопрос вождя о том, как он видит восстановление столицы Белоруссии, Пантелеймон Кондратьевич сказал:

Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко, 1902-1984.

— До войны Минск был городом уездного типа, с кривыми узкими улочками, и в нем отсутствовали крупные предприятия промышленности. Теперь он разрушен до основания. Таким ли его восстанавливать, каким он был?

Возможно, и иным. Но любые планы будут нереальными, если в Минске и около него не построить несколько предприятий крупной промышленности. Они потянут за собой все — и жилье, и благоустройство.

Улицы будем делать пошире и попрямее, в планировку города внесем иные показатели. Великие усилия восстановления будут иметь великую цель.

И Пономаренко предложил Сталину вместо восстановления в Минске авиазавода развернуть строительство тракторного завода.

Вождь подумал и согласился.

Так Минску была уготована новая судьба. Город начал строиться заново. Чтобы в новом своем облике стать памятником «отцу народов».

При этом главный памятник Сталину возник в центре города лишь через семь лет после памятного визита вождя.

О нем — сегодняшняя историйка.

Пуговица Сталина

В 1948 году архитекторы Парусников и Король подготовили план реконструкции Центральной площади. На плане в центре площади стоял массивный памятник Сталину. Для масштаба рядом с памятником архитекторы нарисовали несколько человеческих фигур. От этого исполинская фигура вождя получилась еще более бесчеловечной.

Формально план не был принят, но пройдет четыре года и генералиссимус сойдет с чертежа на площадь. Строительство стоящего справа на плане Дворца профсоюзов будет завершено через шесть лет. А массивный (хоть и вчетверо меньший того, что задумывался!) Дворец Республики довершит ансамбль через полвека.

Памятник И.В. Сталину в Минске

Тот послевоенный план — даже не план, набросок! — до сего дня дамокловым мечом висит над городом: если присмотреться, то из туманной дымки 1948 года проглядывают «новоарбатские небоскребы» на проспекте Машерова. А ближе, на месте построенного в 17 веке монастыря бернардинок, видна башня, напоминающая турецкую мечеть. Наверное, так и будет выглядеть отель, который городские власти решили возвести на месте монастыря.

Весь 1951 год город готовился к приходу статуи. На краю площади посадили деревья и разбили сквер. А прямо в ее середине вырос пятиметровый бетонный постамент.

Понимая, что глиняную фигуру такого размера невозможно будет перевезти, Сталина лепили прямо в «литейке» Автозавода. Над памятником работали сразу четыре скульптора: Глебов следил за соблюдением пропорций и создавал туловище, Азгур лепил лицо, Бембель — ноги, Селиханов — руки. Мелкие детали, вроде пуговиц, приваривались к отлитой фигуре.

За несколько дней до установки кто-то заметил, что на обуви вождя нет положенного ранта. Рант вырубали вручную, сменяя друг друга, несколько автозаводских рабочих бригад.

21 октября 1952 года вождь занял свое место на площади и с десятиметровой высоты взглянул на тысячи людей, пришедших поприветствовать его появление. Был не по-осеннему теплый день, и Сталин в тяжелой шинели выглядел мрачновато на фоне горожан в блузках и рубашках. Никто и представить себе не мог, что на этой же площади меньше чем через пять месяцев, дрожа под пронизывающим мартовским ветром, горожане соберутся, чтобы оплакать уход вождя. В тот день, 5 марта 1953 года, все будут одеты по погоде.

Вечером 2 ноября 1962 года Центральную площадь оцепили войска: наступающая ночь должна была стать последней в биографии памятника. Когда стемнело, на шею набросили металлический трос, и два тягача, рыча и упираясь, начали раскачивать упрямую статую. Сталин сопротивлялся: секрет был в том, что его ноги двумя железными рельсами проходили сквозь постамент и продолжались на семь метров под землей.

В отдалении, за оградой Центрального сквера, собралось несколько сот наблюдателей — ближе подойти не разрешили. Вряд ли кто-то в тот момент обратил внимание на мужчину, стоявшего на балконе соседнего дома. Он, не мигая, смотрел на происходившее внизу и при этом беззвучно плакал. Ближе к утру, когда все закончилось, наблюдатель спустился на площадь, прошел между расступившимися солдатами, подобрал с земли огромную бронзовую пуговицу с шинели вождя и так же молча удалился.

Многие из тех, кто заходил в гости к Заиру Азгуру, видели эту пуговицу. Вероятно, это все, что осталось от гигантского памятника, девять лет простоявшего на Центральной площади.

Заир Исаакович Азгур, 1908-1995.

Ссылки

Еще несколько «Минских историек» вы найдете здесь. За новыми историйками можно следить на страничке Facebook

Comments

comments

Powered by Facebook Comments

Tags:

avatar

Михаил Володин

Журналист, писатель и минский дозорный


5 комментариев на запись “Как «отец народов» решал судьбу Минска”

  1. avatar
    Сяргей
    19/06/2011 at 21:09 #

    Дзякуй за аповяд, сп.Міхаіл!
    Хацеў у Вас удакладніць. Пакапаўся ў нэце і ў кнігах, дык у розных крыніцах па-рознаму адзначаецца месяц, калі помнік паставілі. У Вас — кастрычнік 1952, у некаторых крыніцах — верасень 1952.
    І з годам разбурэння таксама блытаніна: у Вас — лістапад 1962, у іншых крыніцах — лістапад 1961 (у тым жа месяцы Сталінскі раён перайменавалі ў Заводскі?).

    Дарэчы, не тое што здзіўляе — шакуе: як у эпоху адлігі помнік мог стаяць у цэнтры сталіцы?
    І яшчэ: якія легенды Вы чулі пра месца захавання помніка і пра касцёл, які зруйнавалі на Цэнтральнай плошчы?
    Дзякуй яшчэ раз!

    • avatar
      Михаил Володин
      19/06/2011 at 22:40 #

      Сергей, спасибо за внимательное чтение. В первом случае Вы несомненно правы — установку памятника приурочили к открытию ХХ съезда КПБ, и было это 21 сентября. Второй — проверю по газетам того времени. Источники и в самом деле дают дату с разбежкой в год.
      В любом случае дам Вам знать.

  2. avatar
    grigoriy
    30/08/2011 at 16:39 #

    статую Сталина делали в одном из цехов строящегося автозавода.когда статуя была принята ей занялись форматоры.сначала снеё сняли так называемую черновую форму, чтоб как можно точнее сделать отливок в гипсе.черновая форма потому,что потом с отливка её рсколачивают очень аккуратно с отливка. вцеху круглосуточно дежурили кгбешники. они жгли костры ,чтоб обогревать помещение(дело было зимой) и главное следили, чтоб враги неповредили монумент. руководили форматорами и делали основную работу Григорий Павлович Имбро и Лейб Гиршевич Рубинштейн мой отец.и вот начав расколачивать голову Имбро вместе с формой срубил ухо вождю. от стра ха, что увидят гбешники унего подкосились ноги и он чудом не свалился с лесов ведь это было подсудное дело и лагеря. прикрывая друг друга отец и Имбро разобрали форму и присадили отрубленное ухо вроде на место. подмазали, подчистили, чтоб было незаметно.когда весь отливок освободили от формы пришли авторы сделать авторскую проработку по гипсу.Азгур влез на леса к голове поскрести по гипсу, он все свои работы доводил по гипсу.отец рассказывал, что Заир подозвал Алексея Константиновича Глебова и говорит ему , что мол смотри Лёша это ухо сидит плохо(это об другом нетронутом ухе) и согласившись они отрубили ухо и пересадили его соответственно отрубленному Имбро. после работы отец и Имбро хорошо выпили за свой страх.я много лет работал у Азгура и слышал эту историю и отнего тоже.унего есть статуя сидящего в кресле Сталина.Азгур выставлял её на выставке в Москве.перед открытием экспозицию посетил Сталин. были там и авторы. Сталин, увидев свой портрет сказал:-,,это нэ вожд это дыктатор,,!Азгур говорил, что чуть не обделался со страху. но за этот портрет Сталин дал ему сталинскую премию!! и ещё я помню,как после смерти Сталина мы с мамой ходили с огромной толпой плачущих людей вокруг памятника. все были в траурных повязках на рукавах.мне было 4 года и это одно из самых ярких воспоминаний!

    • avatar
      Михаил Володин
      31/08/2011 at 12:50 #

      Спасибо, Григорий! Свяжусь с Вами по почте и обязательно введу в историйку детали, рассказанные Вами.

    • avatar
      Ольга Сидорова
      31/08/2011 at 13:34 #

      Григорий, вот это история! Здорово! Наверное, у Вас еще много интересных историй припасено, признайтесь 🙂

Оставьте комментарий

Connect with Facebook